Переводчик в уголовном процессе - Kapital124.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Переводчик в уголовном процессе

Переводчик

Переводчик – лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода.

Основанием участия в деле переводчика выступает участие в уголовном судопроизводстве лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком, на котором ведется производство по уголовному делу. Права участников уголовного судопроизводства, не владеющих или недостаточно владеющих языком, на котором ведется производство по уголовному делу, делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, обеспечивается посредством участия в деле переводчика.

Не владеющими языком судопроизводства традиционно признаются лица, которые не могут изъясняться на языке, на котором ведется судопроизводство, и не понимают устную речь языка судопроизводства. Кроме того, необходимо выделять категорию лиц, которые недостаточно владеют языком судопроизводства. К ним относят лица, плохо понимающие разговорную речь языка судопроизводства и которые не могут свободно изъясняться на нем.

Не владеющими языком судопроизводства являются также лица, которые в силу физических недостатков не понимают устную речь и (или) не могут свободно общаться на языке судопроизводства. В этом случае в качестве переводчика должно быть приглашено лицо, владеющее навыками сурдоперевода.

Процессуальным основанием вступления в дело переводчика является постановление дознавателя, следователя или судьи, а также определение суда о назначении лица переводчиком.

Переводчик является самостоятельным участником уголовного судопроизводства и не может совмещать свои обязанности с выполнением других функций в данном уголовном деле: судья, прокурор, следователь, защитник, свидетель и другие участники уголовного судопроизводства, владеющие необходимым языком, не могут выступать в качестве переводчика по данному делу.

Переводчик принимает участие в уголовном деле во всех стадиях уголовного судопроизводства. Поскольку все следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет, то одной из задач переводчика в уголовном судопроизводстве является перевод вышеуказанных документов на соответствующий язык.

Процессуальные права, предоставленные переводчику, обеспечивают возможность реализации его обязанностей по осуществлению перевода. Переводчик в соответствии с ч. 3 ст. 59 вправе: задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода; знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащей занесению в протокол; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Пределы ознакомления переводчика с материалами уголовного дела, общения с участниками уголовного судопроизводства и других процессуальных возможностей переводчика ограничены материалами, подлежащими переводу.

Обязанности переводчика обеспечивают добросовестное исполнение им своих функций. Переводчик не вправе: осуществлять заведомо неправильный перевод; разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве переводчика, если он был об этом заранее предупрежден, уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

За заведомо неправильный перевод и разглашение данных предварительного расследования переводчик несет ответственность в соответствии со ст. 307 и 310 УК.

Переводчик не может принимать участие в производстве по уголовному делу при наличии тех же предусмотренных ст. 61 УПК оснований, что и другие участники процесса, а также в случае обнаружения его некомпетентности.

Решение об отводе переводчика в ходе досудебного производства по уголовному делу принимает дознаватель, следователь, суд. В ходе судебного производства указанное решение принимает суд, рассматривающий данное уголовное дело, или судья, председательствующий в суде с участием присяжных заседателей.

Отвод переводчику может быть заявлен сторонами, а в случае обнаружения некомпетентности переводчика – также свидетелем, экспертом или специалистом.

Предыдущее участие лица в производстве по уголовному делу в качестве переводчика не является основанием для его отвода.

Статья 59. Переводчик

СТ 59 УПК РФ

1. Переводчик – лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода.

2. О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд – определение. Вызов переводчика и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 169 и 263 настоящего Кодекса.

3. Переводчик вправе:

1) задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода;

2) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащие занесению в протокол;

3) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

4. Переводчик не вправе:

1) осуществлять заведомо неправильный перевод;

2) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве переводчика, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

3) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За заведомо неправильный перевод и разглашение данных предварительного расследования переводчик несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. Правила настоящей статьи распространяются на лицо, владеющее навыками сурдоперевода и приглашенное для участия в производстве по уголовному делу.

Комментарий к Статье 59 Уголовно-процессуального кодекса

1. Переводчик относится к числу иных участников процесса, не заинтересованных в исходе дела, которые содействуют уголовному судопроизводству, обеспечивают нормальный ход производства по делу.

Переводчик участвует в деле в тех случаях, когда кто-либо из участвующих в деле лиц не владеет или владеет недостаточно языком, на котором ведется судопроизводство. Таким образом, участие переводчика в уголовном процессе связано с необходимостью соблюдения и реализации законных прав его участников.

2. Необходимость участия в деле переводчика вытекает из положений ст. 26 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, а также принципа языка судопроизводства (ст. 18 УПК). Нарушение права обвиняемого на предоставление ему компетентного переводчика является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет отмену состоявшихся по делу процессуальных решений (ст. ст. 369, 381 УПК).

Право обвиняемых и подозреваемых, содержащихся под стражей, пользоваться услугами переводчика распространяется не только на процедуру производства следственных и судебных действий, но и на свидание обвиняемого (подозреваемого) со своим защитником .
——————————–
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2001 г. “По жалобе Исламова Лечи Сергеевича на нарушение его конституционных прав пунктами 4 и 5 статьи 17 и статьи 18 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” // СЗ РФ. 2002. N 7. Ст. 743.

3. Фактическим основанием привлечения сведущего лица в качестве переводчика является свободное владение языком, знание которого необходимо для перевода. Переводчик должен свободно владеть как языком, на котором ведется данное уголовное судопроизводство, так и языком, с которого осуществляется перевод. Кроме того, он должен быть компетентным, т.е. хорошо разбирающимся в особенностях перевода.

Установление компетентности переводчика предполагает изучение предоставленных им документов, подтверждающих его знание языка, необходимого для перевода, других документов (диплом об окончании специального вуза, справка с места работы в должности переводчика и т.п.). Вместе с тем такое лицо не обязательно должно иметь специальность или профессию переводчика.

Переводчиком в соответствии с настоящим Кодексом считается также лицо, понимающее знаки немого и способное изъясняться с глухим знаками (сурдопереводчик) .
——————————–
Происходит от лат. surdus – глухой.

Процессуальным основанием привлечения переводчика является соответствующее постановление дознавателя, следователя, судьи. Указанные должностные лица могут при необходимости обращаться в соответствующие образовательные, научные, государственные и общественные учреждения с просьбой выделить для участия в деле переводчика, владеющего необходимым языком. Переводчик может быть назначен из числа предложенных участниками процесса лиц.

4. При производстве по уголовному делу выполнение лицом функций переводчика несовместимо с его участием в качестве другого субъекта уголовного процесса и признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Даже свободное владение языком лицом, осуществляющим производство по уголовному делу, не освобождает его от обязанности назначить переводчика в случаях, предусмотренных законом. Никто из участников уголовного судопроизводства не вправе подменять переводчика.

Факты проведения предварительного следствия или судебного разбирательства без участия переводчика, если обвиняемый (подсудимый) не владеет языком, на котором ведется судопроизводство; необеспечения перевода подсудимому показаний свидетелей, допрошенных в судебном заседании; непредоставления обвинительного заключения в переводе на язык, которым владеет подсудимый, также признаются высшими судебными инстанциями существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену приговора .
——————————–
Подр. см.: Имамутдинова Г.Я. Актуальные вопросы участия переводчика в уголовном процессе России: Дис. . канд. юрид. наук. Челябинск, 2011.

Читайте также:  Отмена постановления о прекращении уголовного дела

5. Участие переводчика в следственных действиях отражается в соответствующих протоколах, где делается об этом запись с указанием полностью фамилии, имени и отчества переводчика, а также учреждения, из которого он приглашен. В протоколе также отмечается, что переводчику разъяснены его права и обязанности с предупреждением об ответственности за неисполнение этих обязанностей (ч. 5 ст. 166 УПК).

Разъяснение переводчику его прав, обязанностей и возможной ответственности производится до начала выполнения переводчиком его обязанностей (ст. 169 УПК). В судебном разбирательстве разъяснение переводчику его прав и ответственности осуществляется председательствующим в подготовительной части судебного разбирательства сразу после открытия судебного заседания и проверки явки в суд (ст. 263 УПК).

6. Процессуальные права переводчика, указанные в ч. 3 настоящей статьи, направлены на более полное фиксирование содержания и на качество осуществляемого перевода, а также улучшение условий, в которых осуществляется перевод. Кроме того, законом предусмотрено право переводчика на вознаграждение за выполнение им своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства (за исключением случаев, когда эти обязанности исполнялись в порядке служебного задания), а также на возмещение расходов в связи с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (ст. 131 УПК). Указанные расходы закон относит к процессуальным издержкам, а заинтересованные участники процесса пользуются услугами переводчика бесплатно (ч. 2 ст. 18 УПК).

7. К обязанностям переводчика закон относит осуществление правильного перевода и сохранение в тайне данных предварительного следствия, если он был заранее об этом предупрежден в порядке, предусмотренном ст. 161 УПК. За заведомо неправильный перевод и разглашение данных предварительного расследования переводчик несет ответственность в соответствии со ст. ст. 307 и 310 УК.

Переводчик может быть подвергнут денежному взысканию в случаях неисполнения своих процессуальных обязанностей, а также нарушения им порядка в судебном заседании (ст. ст. 117 и 118 УПК).

Уголовный процесс

Переводчик в уголовном процессе

Переводчиком является лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, свободно ал алеющее языком, знание которого необходимо для перевода (ч. 1 ст. 59 УПК РФ). О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд — определение. Вызов переводчика и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются ст. 169 и 263 УПК (ч. 2 ст. 59 УПК РФ).

В основу деятельности переводчика заложены конституционные нормы, предоставляющие каждому право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, на использование государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик, входящих в ее состав (ч. 2 ст. 26, ст. 68 Конституции РФ). Правила регламентации языка уголовного судопроизводства в действующем УПК рассматриваются в качестве принципа уголовного судопроизводства (ст. 18). Но этим не исчерпывается законодательное регулирование языка судопроизводства и делопроизводства.

Многочисленные нормы российского законодательства посвящены праву участников уголовного процесса бесплатно пользоваться помощью переводчика, например: ст. 10 «Язык судопроизводства и делопроизводства в судах» Федерального конституционного закона РФ «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ, ст. 6 «Язык судопроизводства и делопроизводства в военных судах» Федерального конституционного закона РФ «О военных судах Российской Федерации» от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ, ст. 3 «Правовое положение языков», ст. 18 «Язык судопроизводства и делопроизводства в судах и правоохранительных органах» Закона РФ «О языках народов Российской Федерации» от 25 октября 1991 г. № 1870-1, ст. 3 «Сферы использования государственного языка Российской Федерации» и ст. 5 «Обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование языком Российской Федерации» Федерального закона РФ «О государственном языке Российской Федерации» от 1 июня 2005 г. № 53-Ф3.

Участие переводчика в производстве по уголовному делу является одной из гарантий реализации каждым, кто вовлекается в уголовное судопроизводство, предоставленных ему полномочий (делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, защищаться от предъявленного обвинения, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде и т.п.).

Законодатель устанавливает два требования к лицу, привлекаемому в качестве переводчика. Первое — это компетентность, которая выражается в свободном владении языком, причем наличия специального образования у переводчика законом не предусмотрено. В случае отсутствия свободного владения языком или при обнаружении у лица недостаточных навыков и знаний для перевода переводчик обязан устраниться от участия в уголовном деле. В противном случае ему может быть заявлен отвод участниками уголовного судопроизводства. Второе — незаинтересованность в исходе уголовного дела (ст. 62 и 69 УПК РФ).

Если лицо отвечает указанным критериям, то дознаватель, следователь, прокурор или судья выносит постановление, а суд — определение о назначении его переводчиком с разъяснением прав. предусмотренных ч. 3 ст. 59 УПК РФ: задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода; знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода подлежащие занесению в протокол; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Предусмотрено и право переводчика на возмещение процессуальных издержек, к которым относятся суммы, выплачиваемые переводчику на покрытие расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (п. 1 ч. 2 ст. 131 УПК), вознаграждение, выплачиваемое переводчику за исполнение им своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства, за исключением случаев, когда эти обязанности исполнялись в порядке служебного задания (п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК).

У переводчика отбирается подписка с предупреждением об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод по ст. 307 УК, за разглашение данных предварительного расследования по ст. 310 УК, если он об этом был заранее предупрежден в порядке ст. 161 УПК, а также с разъяснением последствий в случае уклонения от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд (Приложение 61 к ст. 476 УПК).

Исходя из смысла и содержания отдельных норм УПК РФ (ст. 18, 42, 44—47, 54-56, 92, 102, 108, 115, 164, 166, 172 190, 198, 206, 215—217, 220, 225, 259, 260 и др.) деятельность переводчика условно можно дифференцировать по двум направлениям:

  1. первое связано с непосредственным участием переводчика во всех следственных (процессуальных) действиях, когда кто-либо из участников не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, и это обстоятельство получает отражение в протоколе соответствующего действия, удостоверяется подписями всех участвующих в нем лиц;
  2. второе выражается в необходимости вручить следственные и судебные документы подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства и с этой целью они переводятся на родной язык или язык, которым владеет указанный участник уголовного судопроизводства.

В качестве положительного момента выступает воспринятое из ранее действующего уголовно-процессуального закона (ч. 4 ст. 57 УПК РСФСР) правило о распространении наложений о переводчике налицо, владеющее навыками сурдоперевода (ч. 6 ст. 59 УПК).

Функция переводчика в уголовном судопроизводстве: постановка актуальных проблем

Гуськова Анна Вячеславовнаадъюнкт кафедры уголовного процесса, Нижегородская академия МВД России, г. Нижний Новгород, Россия

В рамках участия переводчика в производстве по уголовному делу в ситуациях, когда один из участников уголовного процесса недостаточно хорошо владеет русским языком и (или) желает пользоваться своим родным языком, переводчик выполняет несколько процессуально значимых функций, основной из которых является функция перевода. Однако при реализации данной функции переводчики и сотрудники правоохранительных структур могут столкнуться с множеством проблемных ситуаций. Рассмотрим некоторые из них.

1. Как утверждают специалисты, главная проблема юридического перевода — не терминология. Юридический перевод всегда представляет собой перевод из одной правовой системы в другую. Это связано с тем, что право глубоко укоренено в национальной культуре. В результате этого наблюдаются существенные различия в правовых системах стран, принадлежащих даже к одной правовой семье [7, c. 140] .

Приведем следующий пример: слово «burglary», традиционно переводится как «кража со взломом». В УК РФ ни одна из частей статьи 158 «Кража» не предусматривает тайное хищение чужого имущества именно посредством взлома [2, c. 78] . В качестве аналога можно попытаться привести следующее: п. б ч. 2 ст. 158 — кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище или п. а ч. 3 ст. 158 — кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище. Хотя прямое указание на проникновение в жилище именно посредством взлома отсутствует.

При переводе юридической лексики в целом переводчики часто сталкиваются с проблемой переводческих лакун и безэквивалентной лексики [8, c. 125] .

Напрмер, английские слова kill, assassinate, murder, slay эквивалентны русскому «убить». Они переводятся следующим образом:

kill : 1) убивать, бить, резать; 2) убивать, губить, уничтожать (to kill a bill — провалить законопроект; to kill a novel — раскритиковать роман) и др. [5, c. 552] . Таким образом, мы видим, что данное слово пригодно для употребления в равной степени как с одушевленными, так и с неодушевленными предметами (для жителей Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии). В России данное слово не так многозначно и отличается по эквивалентности от своего аналога в другой стране.

Читайте также:  Разжигание межнациональной розни 282 статья ук рф

assassinate : 1) предательски убивать; 2) совершать террористический акт [5, c. 65] . В УК РФ статья 105 называется «Убийство» [2, c. 48] . По степени общественной опасности в части 2 данной статьи предусмотрены различные квалифицированные составы: убийство, совершенное с особой жестокостью; совершенное общеопасным способом; из хулиганских побуждений и др. Однако о предательском убийстве в УК РФ не сказано ни слова. «Assassinate» предполагает предательское убийство официального лица.

murder : убийство [5, c. 647] (намеренное убийство с преступным мотивом);

slay — убивать [5, c. 925] (намеренное и насильственное убийство, но необязательно преступное) [6, с. 29] ;

manslaughter — убийство; человекоубийство и др.

Безэквивалентная лексика часто обнаруживается среди слов, называющих специфические понятия и национальные реалии конкретной страны, отражающих особенности в законодательстве. Например, в российском праве нередко встречается термин «третейский суд», эквивалента такого понятия в китайском праве нет [9, c. 118] .

Выход из ситуации: 1) при обнаружении переводчиком безэквивалентных слов при оказании переводческих услуг при производстве по уголовному делу возможно использование слова, являющегося ближайшим по соответствию (что трудно признать эффективным в юридической сфере, особенно в рамках уголовно-процессуальных отношений); 2) целесообразнее использовать описание, раскрывающее значение безэквивалентного слова при помощи развернутого словосочетания: «coroner — следователь, проводящий дознание в случае насильственной или скоропостижной смерти» [ 6, c. 80] .

2. Целесообразно ли приглашать переводчика для осуществления юридического перевода при проведении, например, такого следственного действия как допрос различных участников уголовного процесса? Возможно, юридический перевод необходим лишь для перевода небольшого числа процессуальных документов: обвинительного заключения (акта, постановления), приговора и др.?

Ознакомившись с расценками ряда переводческих агентств и бюро, мы обнаружили, что сложные тематические или узкоспециализированные документы оцениваются отдельно, их перевод начинается от 500 рублей за переводческую страницу, в то время как цена условно «обычного» перевода начинается от 330 рублей («бюро нотариальных переводов» [10] , компания Linguistic Consulting Center [11] и др.). При переводе показаний гражданина при допросе достаточно, как правило, общих познаний переводчика в сфере языка, без юридического уклона. С одной стороны, это позволило бы сэкономить средства федерального бюджета (ч. 3 ст. 132 УПК РФ), из которого оплачивается процессуальные издержки, в том числе связанные с участием переводчика при производстве по уголовному делу [1, c. 83] .

Однако, перед каждым следственным действием следователь в соответствии со статьей 164 УПК РФ разъясняет права и обязанности участника уголовного процесса, порядок производства следственного действия [1, c. 104] , статью 51 Конституции РФ и др. Таким образом, мы считаем, что в производстве по уголовному делу должен участвовать переводчик, знающий как минимум азы юриспруденции и специализирующийся на осуществлении юридического перевода. Мы не можем поместить на одну чашу весов стремление сэкономить незначительные денежные средства федерального бюджета, а на другую — право гражданина на защиту, на понимание сути предъявленного обвинения и др. Права граждан всегда необходимо ставить на первое место. Поэтому в рамках уголовного процесса должно быть обеспечено участие профессионального переводчика, способного качественно реализовать функцию юридического перевода.

3. Письменный перевод может быть произведен только на язык, имеющий письменность [4, c. 180] . Казалось бы, что данное положение очевидно. Однако множество языков письменности не имеет: ловарьский диалект цыганского языка; большинство автохтонных языков (коренные языки малочисленных народов, аборигенные языки); язык глухонемых; папуасские языки [12] ; андийские языки; андаманские и другие языки.

Если родной язык участника уголовного процесса не имеет письменности, либо само лицо не владеет письменной речью этого языка, то перевод процессуальных документов должен быть осуществлен в письменном виде на иной язык общения по указанию стороны защиты. В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника является обязательным в каждом случае, когда подозреваемый (обвиняемый) не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу.

Г.Я. Имамутдинова утверждает, что необходимо прибегнуть к помощи специалиста, который даст заключение о возможности письменного перевода на язык участника уголовного судопроизводства [3, c. 181] .

Такие ученые-процессуалисты как Г.Я. Имамутдинова, О.Ю. Кузнецов считают, что в случае, если гражданин понимает язык, но не владеет навыками письма и чтения, необходимо использовать язык общения, на котором данное лицо получало общее среднее образование.

Однако возможна такая ситуация, когда лицо в силу ряда обстоятельств не умеет читать, писать (не получило общего среднего образования). Либо в языке, которым данное лицо владеет, письменность отсутствует, а другого языка он не знает. Следует отметить, что в УПК РФ ряд процессуальных документов должны быть вручены лицу в переводе на его родной язык, например, обвинительное заключение, приговор и др. Поэтому считаем правильным закрепить в УПК РФ следующее положение: «в случае, если лицо владеет языком, письменности которого не существует, нормы об обязательном переводе ряда процессуальных документов в соответствии с УПК РФ не подлежат применению». Данным положением необходимо дополнить часть 3 статьи 18 УПК РФ.

4. Перевод будет осуществлен только на язык, действительно использующийся для социальной коммуникации представителями этнической общности. Таким образом, ходатайство гражданина о переводе всех процессуальных действий на мертвые, искусственные (эсперанто) и машиночитаемые языки будет отклонено [4, c. 178] . В статье 18 УПК РФ прописано, что граждане вправе совершать ряд процессуально-значимых действий (выступать в суде и др.) на родном языке или другом, которым они владеют. Однако положение данной статьи следует толковать расширительно: этим «другим» языком не может быть мертвый, машинописный и некоторые другие языки.

В ряде стран дальнего зарубежья имеет место несколько графических основ алфавита. Например, вьетнамский язык имеет два вида письменности: иероглифическую и письменность на основе латиницы. В современном японском языке используется три основных системы письма: кандзи, иероглифы китайского происхождения, и две слоговые азбуки, созданные в Японии: хирагана и катакана.

Таким образом, считаем необходимым добавить в статью 18 УПК РФ часть 4 со следующим содержанием: «перевод должен быть осуществлен в той литтерации (графической основе алфавита), которую именно этот гражданин способен воспринять».

В целях аргументации необходимости данного нововведения приведем следующий пример. После введения в Азербайджане письменности на основе латиницы многие граждане оказались не в состоянии читать тексты на родном языке, переданные в этой литтерации. Требование гражданина Азербайджана об оформлении письменного перевода процессуальных документов на основе кириллицы нарушило бы принцип уважения сторонами международных отношений государственного суверенитета друг друга [4, c. 179] .

6. Для получения гражданства РФ, для трудоустройства на работу на территории РФ иностранные граждане должны сдать экзамен по русскому языку. Однако, когда данные лица становятся участниками уголовно-процессуальных отношений, большинство из них нуждается в услугах переводчика. Одно дело, когда гражданину легче изъясняться на родном языке и ему назначается переводчик. И другое дело, когда гражданин при въезде в страну успешно сдал экзамен, а языком фактически не владеет. Тогда возникают вопросы к экзаменаторам. На наш взгляд было бы разумным предусмотреть повторную сдачу гражданами экзамена по русскому языку с обязательным условием улучшения качества знаний по сравнению с первоначальными показателями.

7. Какой документ должен вручаться лицу, недостаточно хорошо владеющему русским языком: оригинал переведенного документа или его копия, заверенная печатью?

На наш взгляд, данные два документа имеют равную юридическую силу. Однако если гражданину вручается перевод процессуального документа на понятном ему языке, а оригинал документа (например, на русском языке) не вручается, то возникает вопрос: насколько перевод процессуального документа будет обладать юридической силой, если он вручен без оригинала? Перевод вторичен по отношению к оригиналу и без него (оригинала) не может иметь юридической силы. Текст оригинала — это источник информации, а его перевод — это форма передачи информации [4, c. 187] .

Процессуальный документ и его перевод должны быть изготовлены минимум в двух экземплярах: один из которых подшивается в уголовное дело, а другой экземпляр вручается участнику уголовного судопроизводства в присутствии защитника.

С расширением перечня процессуальных документов, подлежащих обязательному вручению и переводу, возрастает степень процессуальной защищенности участников уголовного процесса. В соответствии с УПК РФ ряд документов подлежит письменному переводу на язык, понятный гражданину: протокол обыска (ч. 15 ст. 182 УПК РФ), постановление и определение об избрании меры пресечения (ч. 2 ст. 101 УПК РФ), постановление о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 8 ст. 172 УПК РФ), обвинительное заключение (ч. 6 ст. 220 УПК РФ) и др. Таким образом возникает вопрос: как быть с другими процессуальными документами, с которыми участник уголовного производства желает ознакомиться? Должен ли быть обеспечен их письменный перевод и за чей счёт?

Читайте также:  Заявление в полицию о мошенничестве

Участники уголовного судопроизводства, пользующиеся услугами переводчика, могут ознакомиться с другими материалами по уголовному делу, но данное ознакомление возможно исключительно с визуальной (аудиальной) стороны. Если гражданин заинтересован в получении всех материалов уголовного дела в письменном переведенном варианте, то это возможно за счет личных средств гражданина (за счет средств федерального бюджета производится перевод процессуальных документов, круг которых закреплен в УПК РФ) [4, c. 192] .

В рамках данной статьи нами были проанализированы семь проблемных вопросов. Предложенные способы разрешения проблемных ситуаций, на наш взгляд, будут способствовать более эффективной реализации переводчиком своей основной функции — функции перевода.

Список литературы

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: принят Государственной Думой 22 ноября 2001 года: одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 года: подписан Президентом РФ 18 декабря 2001 года // Российская газета. 2001. 22 декабря — Москва: Эксмо. 2015.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации: принят Федеральным законом от 13 июня 1996 года № 63‒ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25, ст. 2954. М.: Проспект, КноРус. 2015.

3. Имамутдинова Г.Я. Дис.Актуальные вопросы участия переводчика в уголовном процессе России. Челябинск. 2011. С. 181.

4. Кузнецов О.Ю. Переводчик в российском уголовном судопроизводстве: Монография. ‒ М.: Изд‒во МПИ ФСБ России, 2006.

5. Мюллер В.К. Англо‒русский словарь. Издание десятое: 70 000 слов и выражений. М., Государственное издательство иностранных и национальных словарей. 1963.

6. Паршин А. Теория и практика перевода. 2008.

9. Фэнлин Ц., Чжэньюй Л. Безэквивалентная лексика российского права в русско-китайском переводе/Журнал «Интерэкспо Гео-Сибирь«. Выпуск № 2. Том 6. 2014.

Участие переводчика в уголовном процессе

В судебном производстве часто возникают ситуации, когда субъекты, находящиеся под следствием или являющиеся потерпевшими, не владеют языком, на котором ведется судебное разбирательство или его знаний недостаточно для объективной оценки происходящего. Переводчик в уголовном процессе необходим для облегчения создавшейся ситуации на каждом этапе рассмотрения дела.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

Что такое судебный перевод

В понятие судебного перевода входит широкий спектр оказываемых услуг, необходимых не только в зале суда, но также во всех структурах, принимающих участие в рассматриваемом уголовном деле. Данный вид перевода обязан иметь беспристрастное отношение ко всем сторонам дела и одинаково профессионально и качественно выполнять оказываемую услугу.

Важным моментом является присутствие вопроса этики. Необходимо не просто сохранить конфиденциальность не раскрыв тайну дела, но и создать эффект юридического присутствия всех сторон, принимающих участие в процессе. Под этим подразумевается абсолютное понимание сторонами друг друга, а также обеспечение полноценной возможности слежения за ходом судебных разбирательств.

Помимо устного объяснения, специалист принимает активное участие в письменном переводе бумаг, принимающих участие в процессе. Для удобства, можно выделить в таблицу основные из них.

Для кого осуществляется переводЧто именно переводится
ПотерпевшийПостановления об открытии делопроизводства, о приостановлении следствия, признании или непризнании его потерпевшим, вынесение решения по делу и все копии документов, предоставляемые судом
ИстецРешения по ходу процесса, которые имеют отношение к его иску
ПодозреваемыйПротокол задержания и копии решения о мере пресечения
ОбвиняемыйПостановление о признании его обвиняемым, о мерах пресечения, акта обвинения, решения суда
ЗалогодательПротокол о принятии залога
Несовершеннолетнему осужденномуРешение о направлении несовершеннолетнего в специализированное учреждение

Применяется присутствие переводчика не только для иностранцев или иммигрантов, но и для слабослышащих. Данное право гарантируется многими странами.

За умышленное искажение информации и ее разглашение переводчик несет наказание.

Основания для назначения переводчиком

Главным основанием, которое играет важную роль в назначении, считается свободное владение русским языком, т.к. а нем ведется судебный процесс и родным языком, на котором разговаривает участник дела.

Причины, по которым требуется помощь переводчика:

  • производство ведется на государственном языке РФ, а один из участников им недостаточно владеет;
  • судопроизводство на языке республики, входящей в РФ, а один или несколько участников им не владеет, но в идеале знает русский.

Законодательство не предусматривает того факта, что переводчик обязан иметь специальное образование. Основной его задачей должно быть осуществление идеального перевода или, в случае необходимости, сурдоперевода.

Особенности перевода, проводимого в интересах защиты

Изучая переведенные материалы следствия и судебного разбирательства, лицо должно понимать всю изложенную информацию и в чем его обвиняют. Основываясь на этом можно заметить, что законодательство не предусматривает нормы, определяющие правила, которые могли бы вносить коррекцию в оформление письменного перевода.

Документ, составленный на языке участника следствия и не несущий в себе цели добычи доказательств, считается информативным и не признается как процессуальный. Это объясняется также отсутствием на нем прямой ссылки на закон. Кроме всего прочего, перевод не имеет юридической силы, имеющейся у официальных документов.

Единственное требование, которое выдвигается к переводчику в обязательном порядке – то полное соответствие передаваемой информации и достоверность относительно оригинала.

Сложности вовлечения переводчика в процесс

Существует ряд проблем, которые возникают при определении регламента использования услуг переводчика. На основании нормы, регулирующей предоставление услуг для государственных и муниципальных нужд, выделяет возможность законно сэкономить на том, что экономии полежать не должно. Такого рода услуги необходимы в первую очередь для охраны прав граждан, а не удовлетворения муниципальных нужд.

УПК определяет переводчика как одного из участников делопроизводства, тщательно регламентируя порядок его привлечения. Запрещается также конкурсное назначение переводчика на это место, привлекая того специалиста, в производстве которого оно находится. В реальности все обстоит иначе. Сами законодательные структуры размещают тендеры на переводческие услуги для судов.

Ведомства запрещают заключение единичных договоров, соблюдая норму 94-ФЗ. Обусловлено это тем, что практикующих переводчиков-одиночек крайне мало. Они работают в коммерческих организациях специализирующихся в этом деле без лицензий. Для упорядочивания тих структур, органы открывают тендер и выделяют для себя организации с минимальной стоимостью оплаты.

Таким образом, сформировались два типа организаций:

  • СПО – судебно-переводческие организации;
  • ОУПС – органы управления правоохранительной системой.

Являясь в данной ситуации посредниками, организации воспринимают ОУПС как заказчика, а конечным потребителем считается обвиняемый. Отсутствие официального регламента усложняет данные отношения и требует максимального внимания, для их упорядочивания.

Возможное решение проблемы

Описанная выше схема партнерских отношений наталкивает на мысль, что разумно будет предложить для их оформления, комплект типовых процессуальных и правовых бумаг.

  1. Основным документом будет решение судьи о назначении выбранного переводчика из СПО. Оно направляется в эту инстанцию и ОУПС. После этого между ними заключается договор.
  2. Когда в переводчике больше нет нужды, суд выносит постановление про оплату услуг, которое направляется в два вышеупомянутые структуры.
  3. СПО предоставляет счет и акт о выполненной работе.

Оплата назначается в соответствии с прайс-листом.

Требования к судебно-переводческой организации

Для защиты права граждан, которые принимают участие в судебном разбирательстве, применяются определенные требования.

  1. Основным пунктом требований к СПО является необходимость соблюдения тайны следствия.
  2. Обязательная отстраненность от суждений и равная степень реакции ко всем участникам дела без предвзятого отношения, формированного личностным восприятием.
  3. Хранение в секрете персональных данных клиента, служебной и профессиональной тайн.
  4. Неразглашение намерений следствия относительно персон, участвующих в нем.
  5. Абсолютное отсутствие личной заинтересованности в исходе дела.

Советы для выбора СПО

Для того чтобы выбранная организация полностью удовлетворяла правоохранительные органы и имела достаточный уровень компетенции, СПО должна уметь всесторонне оценивать обстоятельства дела и учитывать особенности его участников. Важно не просто определить язык, но и диалект, во избежание появления подводных камней при переводе.

Также организация должна иметь остаточный уровень компетенции для объективной оценки ложных утверждений относительно языка клиента, и аргументировано опровергнуть их при необходимости.

Бывают ситуации, когда переводчику грозит опасность от заинтересованных в исходе дела лиц (родственников), в результате чего они отказываются от дальнейшего участия в деле. Таким образом, процесс затягивается и появляется время для поиска новых обстоятельств, способных воздействовать на судопроизводство.

Для исключения такого исхода, клиент может выдвинуть просьбу о переводчике, оказывающем услуги удаленно. СПО обезопасит работника, включив в договор пункт о защите переводчика в соответствии с законодательством (ст.1111 и 119-ФЗ).

Выбирая, заказчик должен ориентироваться на следующие критерии работы организации:

  • собственный штат квалифицированных переводчиков, которые прошли аттестацию востребованных в судебной практике, языков;
  • возможность выбора специалиста, среди коллег, владеющих нужным языком;
  • осознание необходимости того, что при нарушении обязательств и тайн переводчиком будет необходимо нести ответственность;
  • большой опыт работы в сфере юриспруденции;
  • положительные отзывы и высокий рейтинг организации.
Ссылка на основную публикацию