Необходимая оборона примеры - Kapital124.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Необходимая оборона примеры

Необходимая самооборона, или Когда преступник и жертва меняются местами

Руководитель коллегии адвокатов
“Комиссаров и партнеры”

специально для ГАРАНТ.РУ

В жизни любого человека нельзя исключать возникновения ситуации, когда он окажется перед необходимостью защищать жизнь, свое здоровье или здоровье близких ему людей, а также имущество от посягательства злоумышленника. При обороне гражданин вправе защищать свои права всеми способами. Единственное условие – эти способы не должны быть запрещены законом. Посмотрим, как регулируется в нашей стране право на самооборону и при каких обстоятельствах суды признают, что ее пределы превышены.

Правовое регулирование

Хотя сам термин “самооборона” в рамках законодательства никак не определяется, он встречается в ряде актов. Например, поскольку самооборона и право на оружие – вещи взаимосвязанные, законодательством предусматривается такой вид оружия, как оружие самообороны (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ “Об оружии”; далее – закон об оружии). Право на подобное оружие имеют обычные граждане, которые не несут военную службу и не являются сотрудниками правоохранительных органов. К нему, в частности, относятся “травматика”, электрошокеры, аэрозоли – причем для их приобретения никакого разрешения не нужно. Оружие самообороны включает в себя и некоторое огнестрельное оружие, но в этом случае перед его покупкой нужно озаботиться получением специальной лицензии в полиции (ст. 13 закона об оружии).

Закон об оружии также указывает, какое применение оружия считается правомерным. Во-первых, оружие должно принадлежать гражданину на легальной основе. Во-вторых, его нельзя использовать, если нет необходимости в защите жизни, здоровья и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. В-третьих, прежде чем воспользоваться оружием, нужно ясно предупредить об этом другую сторону (не считая случая, когда возникает ситуация, опасная для жизни). Наконец, в-четвертых, не должен пострадать кто-либо еще, кроме стороны нападения. Это основные правила, но нужно знать и некоторые частные нюансы – например, недопустимо применять оружие в отношении женщин, инвалидов и явно несовершеннолетних (если только они не нападают группой), нельзя пользоваться оружием в состоянии опьянения, на массовых мероприятиях и т. д. (ст. 24 закона об оружии).

Несложно заметить, что в этих правилах, касающихся применения оружия при самообороне, отсутствует какая-либо конкретика – закон отсылает, в частности, к понятию “необходимая оборона”.

Уголовное законодательство предусматривает два режима необходимой обороны (ст. 37 УПК РФ):

Нанесение любого вреда атакующей стороне без угрозы привлечения к наказанию (так называемая беспредельная оборона). Такая самооборона возможна по двум основаниям. Первое – насилие (или его угроза) должно быть опасным для жизни. Примеры такого насилия, признаваемые судебной практикой, – ранения имеющих значение для жизни человека органов, применение оружия, удушение, поджог. Однако очевидно, что не всегда человек будет дожидаться, когда в отношении него начнут совершаться данные действия, чтобы начать обороняться.

Второе основание для беспредельной обороны, – неожиданность атаки, в результате чего человек не может оценить характер опасности нападения и понять, насколько оно серьезно. В таком случае защищающийся также с большой долей вероятности не будет привлечен к уголовной ответственности. В качестве классического примера последней ситуации можно привести случаи проникновения нападавшего лица ночью в жилище.

Самооборона с ограничениями. Закон исходит из того, что если насилия, опасного для жизни, либо угрозы такого насилия при нападении не имеется, то защищаясь, важно не переусердствовать. Например, нет необходимости в ответ на пощечину наносить тяжкий вред здоровью или совершать убийство. Иначе в отношении оборонявшегося будут применяться уголовно-правовые санкции.

Добавлю, что три года назад ВС РФ разъяснил некоторые вопросы законности самообороны (Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 “О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление”). В частности, он рассказал, каковы признаки реальной опасности жизни при нападении (например, ранения жизненно важных органов), как определить непосредственную угрозу жизни и здоровью (к примеру, такая угроза может выражаться в демонстрации оружия) и т. д.

Конечно, обычный человек, защищаясь от злоумышленника, не будет вдаваться в тонкости правовых конструкций.

Но в условиях действующего законодательства и правоприменительной практики риск того, что вслед за отражением атаки от частного лица, придется защищаться от государства в лице его органов, достаточно велик.

Ситуации из судебной практики

Суды с завидной регулярностью признают пределы самообороны превышенными. В некоторых делах только ВС РФ вставал на сторону защищавшегося.

Пример 1:

На двух безоружных людей напали трое, имевшие при себе большие деревянные палки. В ходе драки одному из защищающихся удалось перехватить палку, которой он нанес повреждения нападавшему, несовместимые с жизнью.

Сначала суды двух инстанций и вовсе не нашли признаков обороны и даже превышения ее пределов в таких действиях, осудив человека по серьезной статье (ч. 4 ст.111 УК РФ) на шесть лет лишения свободы. Потом Президиум областного суда все-таки внес изменения в судебные акты и осудил защищавшегося уже за то, что тот в ходе конфликта умышленно причинил тяжкий вред здоровью нападавшему, превысив пределы необходимой обороны. Однако на этом история не закончилась. Дело попало в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, который установил, что по материалам дела имеются все признаки беспредельной обороны, поскольку было насилие, опасное для жизни, – нападавшие были вооружены, их было больше, между обороной и атакой не было разрыва во времени, на теле защищающегося есть раны от нападения. ВС РФ отменил все судебные акты и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. Высший суд указал, что в таком случае можно было защищаться всеми доступными средствами (например, палкой) и причинять любой вред, вплоть до смерти нападавшего (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 ноября 2013 г. № 33-Д13-6).

Пример 2:

В ходе застолья двое знакомых напали на третьего, нанеся ему многочисленные удары, в том числе ножом. Жертве атаки каким-то образом удалось перехватить нож. После этого он нанес нападавшим в общей сложности 52 удара этим ножом, в результате чего оба агрессора скончались. Оборонявшегося осудили за превышение пределов самообороны. Как указал высший суд, налицо было нападение, опасное для жизни. Об этом свидетельствует, в частности, то, что удары наносились в область лица и головы, в том числе с использованием ножа. Таким образом, оборонявшийся мог нанести любой вред атаковавшим его лицам для спасения своей жизни. То, что нож переходил из рук в руки, в таком случае не имеет значения, подчеркнул Суд. Кроме того, и после перехода ножа в руки защищавшегося нападавшие не перестали представлять угрозу его жизни, поскольку атаковали совместно, нанося удары в важные органы человека, атака происходила ночью и была инициирована нападавшими. ВС РФ оправдал осужденного, не посчитав совершенные действия преступлением (Определение СК по уголовным делам ВС РФ от 5 августа 2015 г. № 51-УД15-4).

Видно, что осужденным по подобным делам приходилось долго доказывать, что они правомерно защищались. В конечном счете, справедливость восторжествовала. Однако общий обвинительный уклон правоохранительных органов и судов, которые видят во многих случаях разумной самообороны преступление, не внушает оптимизма.

Нужны ли изменения в законодательство?

Согласно позиции ВС РФ, которая прослеживается время от времени в отзывах на законопроекты по вопросам самообороны, действующего правового регулирования вполне достаточно. Проблема в том, что это законодательство и разъяснения самого ВС РФ не всегда корректно применяются судами.

Да, высший суд периодически восстанавливает справедливость, регулируя сбой других элементов системы. Но суды продолжают ошибаться. Почему? Возможно, дело в том, что любое действие в рамках обороны можно рассматривать как преступление, закрепленное УК РФ. И суды, исходя из сформировавшейся в советское время обвинительной позиции следствия и прокуратуры, изначально занимают жесткую позицию по отношению к фактически защищающемуся, не признавая его действия самообороной. Как в первом примере судебного дела, где лицо осудили сначала по одной статье УК РФ, потом по другой, и только ВС РФ указал, что преступления вообще нет. И лицо каждый раз должно доказывать, что оно оборонялось.

Неудивительно, что систематически появляются законодательные инициативы по вопросам самообороны, в рамках которых с завидной регулярностью предлагается предусмотреть возможность признавать при тех или иных обстоятельствах защиту жизни, здоровья и имуществ априори законной, без применения ограничений по самообороне.

Так, планируется указать в законе конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия и закрепить принцип “мой дом – моя крепость”: если лицо проникает в жилище без законных на то оснований, нанесение ему вреда не будет наказываться в любом случае 1 . Суть этой концепции заключается в том, чтобы предоставить гражданам право любыми способами обороняться от злоумышленников, проникших в жилище, не боясь за последствия.

Как отмечают разработчики этой инициативы, при совершении преступлений, связанных с проникновением в жилище, гражданин не имеет возможности объективно оценить степень опасности посягательства. Такая оценка требует времени. А промедление существенно увеличивает риск, которому подвергается обороняющийся, – посягающий получает возможность понять, кто находится в помещении и где именно, подготовить оружие и т. п.

Авторы идеи указывают, что подобная практика имеет место в США, Великобритании и ряде других стран. При этом человеку, обороняющему свое жилище, предоставляется не только право применить просто насилие в отношении проникшего в его жилище, но и право применить так называемое “смертельное насилие”, то есть использовать оружие вплоть до летального исхода. Полагаю, данную практику нужно распространить и в нашей стране. Конечно, есть опасения, что это может стать причиной злоупотребления правом на самооборону в жилище и способом скрыть умышленное преступление (например, преступник может пригласить знакомого к себе домой и затем убить его, сославшись на незаконное проникновение жертвы в жилище). Да, риски есть. Но такие случаи не столь часто происходят, чтобы из-за возможных злоупотреблений препятствовать реализации абсолютного права на самооборону.

Также отмечается, что отсутствует легальная возможность защиты собственности граждан путем установки специальных устройств, способных причинить вред посягающему (капканы, ловушки и т. п.). Действительно, есть логика в том, что привлечение к уголовной ответственности за причинение вреда такими устройствами представляется необоснованным, поскольку само причинение вреда является следствием нарушения неприкосновенности частной собственности, и отсутствие такого нарушения не может повлечь причинение вреда посягающему. Например, лицо не попало бы в капкан, не совершив проникновение в жилище с целью кражи. Должен действовать принцип: сам виноват, сам и отвечай.

Между тем согласно сегодняшней позиции ВС РФ правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства – например, злоумышленник пробрался в дом с целью украсть еду, но попал в медвежий капкан и скончался от кровопотери, – содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании или приведении в действие таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях (п.17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19).

Таким образом, у защищающегося лица сегодня есть все основания опасаться привлечения к уголовной ответственности наряду с нападавшим. Оценка ситуации остается на усмотрение суда.

Неоднократно отмечалось, что нет никаких оснований ограничивать необходимую оборону применением только не запрещенных законом средств. В стороне разъяснений Пленума ВС РФ остаются яды, боевые самострелы и другие предметы и вещества. В случае применения таких предметов лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности на общих основаниях, даже без оценки его действий на предмет превышения пределов самообороны.

Случаи самообороны и их оценки правоохранительными органами, которые время от времени становятся объектом пристального внимания СМИ, свидетельствуют о том, что гражданам нужны более четкие правила в этом вопросе. Пока же, обороняясь, нельзя быть уверенным, что окажешься прав – любой случай защиты может оказаться под угрозой переоценки. Доказывание своей правоты занимает очень долгое время, а это может привести к ухудшению здоровья, душевного состояния, серьезным материальным расходам на свою защиту.

Представляется, что в настоящий момент есть нарушение баланса в законодательстве и правоприменительной практике, когда часто обороняющийся, то есть настоящий потерпевший, находится в худшем состоянии, чем лицо, которое нападает. Уверен, что необходимость изменения регулирования в этой сфере назрела.

Для начала хотелось бы, чтобы в законе – а не в постановлении Пленума ВС РФ – были более детально прописаны конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия.

Необходимая оборона в УК РФ

Вынужденная защита от нападения на человека или на его близких называется необходимой обороной. В уголовном законе нет ответственности за действия обороняющегося лица, когда ему грозила опасность для жизни. Но УК РФ знает ответственность за превышение пределов самозащиты. Тогда обвиняемым может стать сам потерпевший. Как определить правомерность защитных действий и не стать фигурантом уголовного дела – читайте в нашей статье.

Что такое необходимая оборона

Статья 37 УК РФ говорит, что если есть посягательство на жизнь человека или прямая угроза насилия, опасного для жизни, то принятие ответных защитных мер не является уголовно-наказуемым деянием.

Право причинить вред лицу, совершающему насилие, принадлежит каждому из нас. Это право не зависит от физической и профессиональной подготовки защищающегося (ч. 3 ст. 37 УК РФ), а также от того, была ли возможность позвать на помощь, в том числе сотрудников правоохранительных служб.

Субъектом обороны может быть как гражданин РФ, так и иностранец, и лицо без гражданства. Защита может быть как самого себя, так и других лиц, не обязательно родственников и близких

Необходимую оборону нельзя путать с крайней необходимостью.

Крайняя необходимость также не считается преступлением, то есть когда наносится ущерб государству или гражданам для предотвращения более серьезного вреда (в большинстве случаев это имущественный вред).

Состояние крайней необходимости это решение в экстренной ситуации, когда на одной чаше весов меньшее нарушение прав и интересов, на другой – большее. А вред причиняется иным лицам. При необходимой обороне вред в виде причинения телесных повреждений, материального ущерба может быть исключительно напавшему лицу. А посягательство нарушителя направлено на жизнь и здоровье защищающегося гражданина или других лиц.

Чаще всего это нападения – к примеру, разбой, причинение тяжких телесных повреждений и т.д. В некоторых случаях право на защиту будет правомерным при:

  • похищении человека;
  • незаконном проникновении в жилище;
  • угрозе убийством;
  • грабеже;
  • вымогательстве.

Но другая ситуация

Из примеров видно, что вынужденность самозащиты оценочное понятие. Окончательный вывод о правомерности оборонительных действий будет основан на совокупности представленных суду доказательств.

Защита не должна превосходить опасность от нападения, оборона должна быть соизмерима с посягательством.

Для объективной оценки имеют значение даже мелочи, замахнулся преступник ножом или просто держал его в руке, слабее нападавший потерпевшего или сильнее и т.д.

В законодательстве есть понятие «пределы необходимой обороны». Умышленно их превышая, обороняющейся человек подлежит уголовной ответственности за вред нападавшему.

Многие заметят, что это несправедливо, ведь человек не может сразу определить, насколько опасен преступник. В экстренной обстановке он может убить его первым попавшимся под руку предметом. Разве должен потерпевший отвечать за это перед законом? Должен, если объективно доказано превышение пределов защиты.

Верховным Судом РФ опубликованы критерии, на которые судьи ориентируются при рассмотрении дел о необходимой обороне. Поэтому в практике есть единообразие в установление фактов были ли основания обороняться и соответствовали ли ответные действия характеру посягательства.

Условия и пределы правомерности необходимой обороны

В соответствии с Постановлением Пленума» Верховного Суда РФ от 27.09.2012 №19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне», есть несколько условий, по которым определяют, возникло ли право на необходимую оборону вообще:

Читайте также:  Картотека уголовных дел

1. В момент совершения преступление создает реальную опасность для обороняющегося. Это значит есть фактическое применение насилия или угроза, которая вот-вот будет реализована. Понимая это, человек защищается всеми возможными и доступными способами. Важно, чтобы угроза была не в его воображении, а в реальности.

Признаками фактической опасности для жизни могут быть удушение, демонстрация оружия, взрывных устройств, поджог, попытка толкнуть с высоты и т.д.

2. Должна быть общественная опасность действий преступника.

Другими словами, оборона возможна в ответ на серьезное преступление, где есть существенное нарушение прав человека. В некоторых случаях совершается преступление, состав которого формально предусмотрен уголовным кодексом, но по характеру оно недостаточно опасно, чтобы предпринять оборонительные действия.

К примеру, малозначительное деяние – такое, как хищение яблок из сада хоть и является преступлением, не создает достаточной общественной опасности для того, чтобы применить агрессивное насилие к вору. В таких ситуациях ст. 37 УК РФ не применяется.

3. Необходимая оборона должна быть своевременной. Она уместна если посягательство уже началось или есть неизбежная сиюминутная угроза, вот-вот начнется. Запоздалые действия (когда посягательство уже закончилось) не будут считаться обороной. Это будет похоже на обычную месть – «око за око, зуб за зуб».

По многим делам определить временную точку начала воплощения угрозы для потерпевшего крайне трудно. В основном, все происходящее и нападение, и защита длятся секунды. «Разложить все по полочкам», когда один реально для себя воспринимал угрозу жизни, а другой действительно имел намерения причинить вред, порой невозможно.

Следует учитывать, что нестандартная жизненная ситуация воспринимается всеми эмоционально, не всегда объективно. Поэтому в отдельных случаях, закон допускает признание необходимой обороны, когда потерпевшему не был ясен момент окончания посягательства.

Иногда посягательство может быть не одномоментным, а длящимся. Допустим, истязание (ст. 117 УК РФ) которое предполагает систематическое избиение жертвы. В судебной практике встречались дела, по которым установлено многодневное истязание, а в некоторых случаях такой ужас мог длиться несколько лет. Считается, что в течение всего этого периода у потерпевшего имеются основания для защиты. В случае сопротивления и причинения насилия истязающему лицу действия жертвы будут расценены как необходимая оборона.

4. Защищаться можно только от преступных действий. Так при правомерном задержании лица (к примеру, сотрудниками полиции по подозрению в совершении преступления) сопротивление никогда не может считаться необходимой обороной. Наоборот, за применение насилия к представителю власти в связи с исполнением служебных полномочий может быть возбуждено уголовное дело по ст. 318 УК РФ.

Вышеперечисленное – общие условия. Они позволяют определить, была ли необходимость обороняться. Человек, который защищается от неопасного для жизни посягательства, не должен превышать пределов, которые устанавливаются судьей в каждом случае отдельно.

Ответственность за превышение пределов необходимой обороны

Гражданин не будет наказан за причинение нападавшему каких-либо увечий или даже смерти, если насилие было опасным для его жизни или других граждан. Постановление Пленума ВС №19, о котором говорилось выше, допускает, что опасностью для жизни считается даже высказывание о намерении убить.

Допустим, когда потерпевшего прижимают к стене, приставляют нож к горлу и говорят «сейчас тебя будем убивать», это тоже является опасной для жизни угрозой. В таком случае любые действия в ответ будут считаться правомерными. Ответственности не будет даже за причинение смерти угрожавшему. Признаком максимальной опасности служат факты причинения ранений жизненно важных органов человека. Когда жертве наносят порезы, раны, простреливают конечности – все это указывает на реальную угрозу убийством. Тогда сопротивление любыми способами правомерно.

При наличии актуальной опасности для жизни превысить пределы обороны невозможно. Правомерными будут даже действия по уничтожению посягающего, то есть причинение ему смерти. Действительная опасность быть убитым как бы «стирает рамки», за которые нельзя выходить законопослушному гражданину.

Подобные ситуации схожи с задержанием опасного террориста, захватившего детей. Никто не будет задумываться, как бы не убить его. Первой и единственной целью правоохранительных органов будет являться спасение маленьких жизней.

По-другому обстоит дело с обороной против посягательства, которое не было направлено на лишение жизни. В таких случаях ответственность за причинение вреда преступнику не наступает только в двух случаях:

  • не были превышены пределы защиты. Закон позволяет нам обороняться не только от действий против жизни, но и от любых других посягательств: побои, избиение легкой или средней тяжести вреда здоровью, грабежа и т.д. Поводом для вынужденной защиты может быть любое преступное действие, посягающее на здоровью. Здесь важно не допустить превышения пределов защиты. Только в этом случае ответственность за вред напавшему не наступит. Так будет равноценной защита от избиения руками нанесение ответных ударов без использования предметов. Если же оборонявшийся умышленно применил в качестве защиты такие средства и способы, которые явно не соответствовали посягательству, его привлекут по уголовной статье в зависимости от причиненного вреда.
  • посягательство было настолько неожиданным, что пострадавший не мог правильно его оценить. Часть 2.1 статьи 37 УК РФ гласит: пределы необходимой обороны не считаются превышенными в неожиданных ситуациях, когда потерпевший не мог объективно оценить характер и степень угрозы для себя и своих близких. Похоже на состояние аффекта, то есть внезапного волнения.

Из примера видно, что под действием страха, испуга часто невозможно достоверно оценить обстановку и сделать в короткий промежуток времени верный вывод о том, что происходит.

Особенно подобное встречается при неожиданном проникновении ночью в жилище. Хозяин теряется, молниеносно принимая решение об использовании самой эффективной защиты (предположим, охотничьего оружия), и ему некогда разбираться с тем, какими были намерения незваных гостей. Если выстрелом преступник будет убит, хозяин избежит ответственности по указанной норме закона.

Кстати, следует отличать от подобных действий по защите такой состав преступления, как убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ). В нем нет правомерной защиты от насилия, лицо убивает вследствие душевного волнения, возникшего из-за аморального поведения другого лица, но не в ответ на насильственное посягательство.

Итак, уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны от посягательства, не связанного с опасностью для жизни, подлежат лица, защита которых умышленно и объективно выходит за рамки уместной. Речь идет о явном несоответствии действий пострадавшего в ответ на посягательство. В таких ситуациях возбуждаются уголовные дела по следующим статьям уголовного кодекса:

  • ст. 114 УК РФ – умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда нападавшему при превышении пределов вынужденной обороны. Наказание может быть в виде исправительных работ, ограничения или лишения свободы сроком до 12 месяцев. Если установлено, что в ходе защиты преступнику были причинены незначительные повреждения (царапины, синяки), они охватываются правом на оборону и дополнительно никак не квалифицируются.
  • ст. 108 УК РФ – убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Наказание в виде исправительных работ, ограничения или лишения свободы сроком до 2-х лет. Следственные органы обязаны представить доказательства, что смерть наступила именно в результате умышленных действий обороняющегося, явно не соответствующих характеру нападения.

Согласитесь, что такое наказание нельзя назвать строгим. Это объясняется тем, что практически всегда учитывается в качестве смягчающих обстоятельств провоцирующие действия нападавшего, ведь человеку приходится защищаться под влиянием сильнейших эмоций гнева, обиды, чувства несправедливости.

Обращаем внимание на то, что уголовная ответственность за превышение пределов по ч. 1 ст. 114 УК РФ и ч. 1 ст. 108 УК РФ может наступить только в том случае, если все признаки, являющиеся основанием для возникновения права обороняться имеются. То есть, у лица имелись основания применить ответное насилие, но он «переборщил», оказав чрезмерно агрессивное сопротивление, повлекшее вред здоровью напавшего. При этом человек осознает, что применяет большую, чем нужно, силу. То есть превышение пределов происходит умышленно, только в этом случае можно привлекать по статьям 108 и 114 УК РФ.

В тех же ситуациях, когда оснований для необходимой обороны не было, а есть простое причинение тяжкого или иного вреда здоровью, а также об обычном убийстве (ст.111, 112, 105 УК РФ).

Превысить пределы обороны можно не только при тяжких телесных и убийстве. Возможны случаи со средним, легким вредом здоровья. Отдельных статей в уголовном кодексе по этим правонарушениям с привязкой к чрезмерной обороне (по аналогии как 108 и 114) нет. Однако факт грубой обороны будет расцениваться как смягчающее обстоятельство (п. ж , ч. 1 ст. 61 УК РФ). Доказав оборонительный умысле в действиях гражданина (пусть и вышедший за соразмерные рамки) наказание по соответствующим статьям должно быть скромнее по смягчающим основаниям.

Ложная оборона

Судебная практика знает случаи, когда под благородную оборону маскировали грязный умысел на расправу с неприятелем. Суть коварного плана такова: злоумышленник желает безнаказанно причинить вред здоровью (или смерть) своему врагу. Преднамеренными действиями он провоцирует будущую жертву. И когда последний проявляет агрессию, то под видом защитных действий преступник наносит физический урон. При этом нарушитель знает, что одолеет жертву, иногда припасает орудия физической расправы.

Если следовать разгадает и докажет затею «волка в овечье шкуре», то ни о какой обороте и превышении пределов речи не будет идти. Нарушитель будет наказан как при обычных обстоятельствах. Правда, если преступник пострадает сам, то за это понесет ответственность лицо, поддавшееся на провокацию.

Заключение

Существует множество нюансов, которые проявляются в отдельном уголовном деле по-разному. Практически в каждом деле о событиях, связанных с сопротивлением посягательству, есть трудности как в квалификации, так и в доказывании умысла участников конфликта.

Для адвоката затруднительно доказать, что его подзащитный вынужден был защищаться от нападения, опасного для жизни. С другой стороны, следствию нужно добыть бесспорные доказательства отсутствия необходимости в обороне, если предъявляется обвинение в убийстве при потасовке двоих лиц между собой.

Всегда большое значение для правильного решения по таким делам имеет объективная оценка событий, тщательный анализ показаний очевидцев, если таковые имеются. Если свидетелей нет и нападение было наедине, достоверно восстановить события и вынужденную защиту довольно проблематично. Особенную сложность вызывают дела о половых преступлениях, когда женщина оказывает стойкое сопротивление насильнику.

Необходимая оборона примеры

Право человека на защиту от противоправных посягательств основывается на законе. Согласно статье 45 Конституции России 1993 года «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

Более детально это право регламентируется в уголовном законодательстве. Согласно ст. 37 Уголовного кодекса России 1996 года «не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия».

В теории уголовного права необходимая оборона является одним из шести обстоятельств, исключающих преступность деяния. Это означает, что вред, который причиняется в состоянии необходимой обороны с соблюдением всех критериев правомерности, не является преступлением и соответственно не влечет за собой уголовной ответственности.

В каких же случаях возможна необходимая оборона? Уголовный закон дает нам следующий ответ: «При защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства».

Анализ судебной практики позволяет выделить следующие объекты защиты при необходимой обороне: жизнь и здоровье обороняющегося или других лиц, собственность (вне зависимости от форм – частная, государственная или муниципальная). Под общественно опасным посягательством, как правило, понимается деяние, которое содержит в себе признаки преступления и причиняет существенный, значительный ущерб правомерным общественным отношениям или создает угрозу причинения такого вреда. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984г. №14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима в рамках необходимой обороны, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, не достижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.

Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях.

Под правомерными общественными отношениями следует понимать отношения собственности, отношения по поводу жизни и здоровья личности, которые охраняются нормами права от любых посягательств.

В уголовном законе рассматриваются две ситуации, связанные с необходимой обороной:

1) защита от посягательства, если оно было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия;

2) защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

В первом случае ограничений относительно размеров причиненного обороняющимся вреда по отношению к нападающему законом не установлено.

Во втором же случае защита является правомерной, если при ее осуществлении не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Превышение пределов необходимой обороны, или эксцесс обороны, – это умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства.

В отличие от необходимой обороны эксцесс обороны не освобождает обороняющегося от уголовной ответственности, а в некоторых случаях прямо предусматривает такую ответственность, например в случае причинения смерти или тяжкого вреда здоровью.

Судебная практика в лице Пленума Верховного Суда СССР выработала следующие критерии эксцесса обороны. По смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в уголовном законе, то есть тяжкий вред здоровью или смерть. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может повлечь уголовной ответственности.

Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

При этом не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

На практике существуют следующие рекомендации Пленума Верховного Суда СССР:

• Следует иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

• Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

• Важно учитывать, что уголовно-правовые нормы, регламентирующие необходимую оборону, в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

• Необходимую оборону важно отграничивать также от ситуаций, которые внешне похожи, но существенно отличаются по своим правовым последствиям. Так, необходимая оборона должна быть своевременной, то есть она ограничена в своих временных рамках. Несвоевременная оборона может повлечь за собой уголовную ответственность.

Читайте также:  Подписка о невыезде

Критерии, с помощью которых определяется своевременность необходимой обороны, также выработаны судебной практикой:

– состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства;

– действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях;

– не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т.п.). Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях.

Судебной практике известны случаи как правомерной необходимой обороны, так и эксцесса обороны, который влечет за собой уголовную ответственность.

В настоящей статье мы приведем пример правомерной необходимой обороны (все фамилии изменены).

Органами предварительного расследования Иванов обвинялся в убийстве Петрова и Сидорова из мести и личной неприязни, а также в хищении у Рогова заряженного боевыми патронами пистолета ИЖ-71 с применением к потерпевшему насилия, неопасного для жизни и здоровья. Судом Иванов оправдан за отсутствием в его деянии составов этих преступлений.

Фабула дела заключалась в следующем.

Иванов ночью 28 сентября 2005 года прибыл по просьбе своего знакомого Зотова в кафе «Ангел», управляющим которого Зотов являлся. Зотов рассказал ему, что находившиеся в кафе Рогов, Петров и Сидоров агрессивно вели себя и пытались применить к нему, Зотову, физическую силу. Иванов и Зотов вооружились палками и намеревались отомстить этой группе лиц, для чего догнали последних у входа в парк, а затем направились к автобусной остановке.

Когда Зотов ушел, Иванов, как признал суд, прекратил преследование Петрова и других лиц и отказался от своего намерения «рассчитаться» с помощью палки с этой группой людей. Однако находившиеся в состоянии алкогольного опьянения Рогов, Петров и Сидоров стали уже преследовать убегавшего от них Иванова. При этом Рогов достал пистолет ИЖ-71, незаконно находившийся у него, и подбежал к Иванову на расстояние около 2 метров, снял оружие с предохранителя, зарядил его и стал наступать на Иванова, прицелившись в последнего. В этой ситуации Иванов с целью защиты нанес несколько ударов палкой по руке Рогову, в связи с чем Рогов выронил пистолет. Иванов, опередив Петрова, схватил пистолет и, имея достаточные основания реально опасаться за свою жизнь и здоровье, произвел из пистолета несколько выстрелов в Петрова и Сидорова, которые через непродолжительное время скончались от обильной кровопотери, а Иванов с места происшествия ушел.

Согласно материалам уголовного дела Иванов виновным себя в умышленном убийстве потерпевших и в хищении оружия не признал и пояснил, что, прибыв в кафе по просьбе Зотова и узнав, что находившиеся ночью в этом кафе Рогов, Сидоров и Петров неправильно повели себя по отношению к Зотову, пытаясь впоследствии «разобраться» с этой группой, оставшись после ухода Зотова один, он, Иванов, увидел в ответ агрессивное поведение этих людей по отношению и к себе. В этот момент он уже оставил затею с помощью палки «разбираться» с этой группой людей и осознал наличие серьезной опасности для своей жизни, поскольку тех было трое, а Рогов неожиданно достал пистолет, взвел его и направил оружие в сторону его, Иванова. В это же время нетрезвые Петров и Сидоров, двигаясь рядом с Роговым, советовали Рогову стрелять в Иванова, в связи с чем он, Иванов, защищая свою жизнь, ударил несколько раз Рогова палкой по руке, тот выронил пистолет, и в данной ситуации он, Иванов, понимая, что его жизни угрожает реальная опасность, опередив других лиц, схватил пистолет и произвел подряд несколько выстрелов, ни в кого не целясь. В результате чего Петров и Сидоров упали на землю, а он, Иванов, убежал.

По утверждению Рогова, конфликт в кафе с Зотовым и его друзьями имел место, при себе у Рогова был служебный пистолет, так как он являлся сотрудником частного охранного предприятия, но носил его в этот вечер незаконно, поскольку в служебной командировке не находился, а был со знакомыми ему лицами в ресторане, где распивал спиртные напитки. Из показаний Рогова также усматривается, что вначале они видели, как Иванов на остановке вел себя агрессивно, был с палкой в руке, но затем Иванов прекратил движение в сторону его, Рогова, Сидорова и Петрова и стал отбегать от них в сторону входа в парк. В этой ситуации он, Рогов, а затем и Сидоров с Петровым побежали за Ивановым, и во время указанного преследования он, Рогов, на ходу извлек пистолет ИЖ-71, и когда Иванов остановился и повернулся лицом к приближавшимся к нему Сидорову, Петрову и Рогову, он, Рогов, снял пистолет с предохранителя и с расстояния около 2 метров направил его в верхнюю часть туловища Иванова. Иванов вначале отступал от него, а затем нанес ему несколько ударов палкой по вооруженной руке и туловищу. От этих ударов он, Рогов, уронил пистолет на асфальт и упал сам, после чего услышал выстрелы.

Оценив показания потерпевшего Рогова, суд пришел к убеждению в том, что они в полной мере подтверждают доводы Иванова о его необходимой обороне со стороны трех лиц, находившихся в нетрезвом состоянии, физически крепких, как обоснованно указал суд в приговоре, поскольку, как видно из материалов дела, Рогов, Петров и Сидоров являлись профессиональными охранниками, а в прошлом проходили службу в подразделениях специального назначения.

Оценивая доказательства по делу, суд посчитал, что, вооружаясь палками, разыскивая, а затем и преследуя убегавшего Петрова, Иванов и Зотов действовали неправомерно, однако в то время, когда Петров, Рогов и Сидоров объединились в одну группу, Зотов ушел, а остался один Иванов, ситуация на месте происшествия существенно изменилась.

Преследуя убегавшего Иванова, потерпевшие уже сами фактически нападали на последнего, а, применяя огнестрельное оружие, готовя его к стрельбе в сторону Иванова, для последнего создалась, как обоснованно признал суд в приговоре, реальная угроза, опасная для жизни и здоровья, и у Иванова возникло предусмотренное ст.37 ч.1 УК РФ право на необходимую оборону и защиту своей жизни.

Статья полностью публиковалась в журнале «Вопросы безопасности. Калининград».

Об авторе. Д.В.Перцев – кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета РГУ им. И.Канта, адвокат филиала негосударственной некоммерческой организации «Калининградская областная коллегия адвокатов» по Балтийскому району г.Калининграда;

Необходимая оборона: судебная практика

Действующее Российское законодательство исходит из принципов защиты прав и интересов граждан. В некоторых ситуациях гражданин вынужден переступить требования закона, чтобы пресечь более тяжелые последствия в результате противоправных действий других лиц. Данные действия именуются – «необходимая оборона». Статья 37 Уголовного Кодекса РФ определяет, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Таким образом, закон закрепляет право на оказание активного сопротивления каждому гражданину, при этом исключается его ответственность в случае причинения вреда злоумышленнику. Однако судебная практика по необходимой обороне носит не такой однозначный характер и зачастую суды трактуют действия обороняющегося в схожих ситуациях совершенно противоположно.

Вопросы квалификации

Особенности рассмотрения дел по необходимой обороне разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №19 от 27.09.2012 г. Согласно данному документу, а также УК РФ, необходимая оборона допустима в том случае, если в отношении обороняющегося или иного лица совершается деяние, создающее реальную угрозу жизни, либо нападающий высказывает угрозу совершения подобных действий. В Постановлении указывается, что такими действиями могут быть:

  • Причинение вреда здоровью вне зависимости от степени тяжести;
  • Применение оружия или предметов используемых в качестве оружия;
  • Высказывание угрозы обороняющемуся или другому лицу, при этом нападающий в состоянии её воплотить в реальность;
  • Демонстрация оружия или предметов, используемых в качестве оружия, сопряженная с угрозой и возможностью его применения.

Верховный Суд уточнил, что указанные действия должны быть в реальности, то есть действия третьих лиц должны носить явную направленность на совершение указанных противоправных деяний в отношении обороняющегося или других лиц. К примеру, суд города Т. признал виновным по ч. 1 ст. 111 УК РФ гражданина Б, нанесшего многочисленные рубленные раны гражданину В., в результате которых у В. была ампутирована рука. Из материалов дела следовало, что Б. поздно вечером возвращался домой с рыбалки. Подходя к подъезду, увидел двух молодых людей, пьющих пиво. Когда Б. зашел в подъезд услышал, что молодые люди зашли вслед за ним. Как пояснил Б., это показалось ему подозрительным, и он достал из рюкзака туристический топорик. Поднявшись на свой этаж, мужчина остановился, через минуту на площадки показались молодые люди, в руках одного из них была недопитая бутылка пива. Б. показалось, что держащий бутылку стал замахиваться, и поэтому бросился на него и стал на носить удары топором по руке, в которой была зажата бутылка. Следствие установило, что молодые люди являлись соседями Б., и они поднимались к себе домой, в их действиях не было направленности на причинение вреда Б. Учитывая все обстоятельства по делу, суд отказался признать действия Б. необходимой обороной и привлек его к уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью.

В Постановлении Пленума ВС РФ указывается, что суд при оценке реальности угрозы должен учитывать степень неожиданности в действиях посягавшего для обороняющегося. В частности в судебном заседании устанавливаются все обстоятельства сложившейся ситуации: место происшествия, окружающая обстановка, время суток, способ посягательства, эмоциональное и психическое состояние обороняющегося. К примеру, гражданин Г. в результате нескольких ударов палкой по голове гражданина М. причинил его здоровью вред средней степени тяжести. Удары были нанесены при следующих обстоятельствах: Г. в темное время суток проходил через арку во двор, уже на выходе из арки к нему подскочил М., угрожая ножом, закричал: «Бабки быстро!». Г., оценив обстановку, бросился в сторону и, видя, что М. преследует его, выхватил из мусорного контейнера палку и несколько раз ударил нападавшего по голове. Суд расценил действия М. как совершенные в состоянии необходимой обороны, исключающем его виновность.

В похожей ситуации гражданин Р. Был признан виновным по ст. 116 УК РФ – «Побои». По материалам дела, Р. в дневное время проходил через арку и на выходе из неё заметил мужчину – гражданин П. Когда Р. с ним поравнялся, мужчина неожиданно подбежал к нему и закричал: «Денег дай!». Р. отбежал в сторону, увидел лежащий на земле сломанный черенок от метелки, схватил его, вернулся к арке и стал наносить удары П. В результате ударов П. были нанесены повреждения, не причинивших вреда здоровью. Суд не согласился с доводами Р., что он действовал в рамках необходимой обороны, так как он мог осознавать реальную степень опасности действий со стороны П., и тем самым принять меры по равноценной обороне, в том числе и вовсе исключить возможность нападения, так как Р. был соседом П. и знал особенности его поведения.

Совет: в ситуациях, когда можно исключить нападение, например, пройти по другой дороге, обойти агрессивно настроенного гражданина и т.д., лучше воспользоваться наиболее безопасным вариантом, так как не исключено, что в дальнейшем при рассмотрении дела о необходимой обороне суд сочтет действия обороняющегося как провоцирующие на нападение, потому что он мог избежать его.

Кстати, своевременность действий обороняющегося также является необходимым обстоятельством, подлежащим доказыванию в суде. В Постановлении говорится, что право на необходимую оборону возникает с момента появления угрозы совершения противоправного деяния в отношении обороняющегося и прекращается с момента, когда нападающий не сможет далее совершать противоправное деяние. Отметим, что момент прекращения возможности самообороны может возникнуть как от действий обороняющегося, так и от иных обстоятельств, которые препятствуют нападающему совершать преступные действия. К примеру, суд города В. признал виновной гражданку К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ – «убийство». По материалам дела: К. шла по улице, и из одного из подъездов к ней выскочил молодой человек – гражданин П.. П. схватил девушку и попытался затащить в подъезд. К. громко закричала, и в этот момент в одной из квартир подъезда хлопнула дверь. П. отпустил девушку и бросился бежать по улице, но, споткнувшись, упал. К., видя, что молодой человек лежит на земле и не может встать, подошла к нему и стала кидать в него обломки кирпичей из кучи строительного мусора. Как было установлено в ходе судебно-медицинской экспертизы, в результате падения К. сломал ногу, поэтому не мог встать, а в результате многочисленных попаданий обломков кирпичей, брошенных К., им получено несколько травм, несовместимых с жизнью. К. в своих показаниях указывала, что свои действия совершала в качестве необходимой обороны. Однако суд не согласился с её доводами, указав, что в момент нанесения вреда П. уже не мог совершить в отношении К. противоправные деяния, и она это осознавала, но совершила действия, направленные на лишение жизни гражданина П.

Определение пределов обороны

С вопросами правильной квалификации действий обороняющегося, совершенных в состоянии необходимой обороны, тесно связано понятие её пределов. Согласно действующему законодательству, нападающему может быть причинен вред в размере, не превышающем степень опасности его действий. Сложившаяся судебная практика по делам о необходимой обороне показывает, что суд, помимо всех обстоятельств, рассмотренных выше, учитывает уровень подготовки обороняющегося, его психологические и физические особенности, а также характер угрозы его жизни, в том числе и возможность её избежать. К примеру, гражданина В. признали виновным в причинении средней степени вреда здоровью двум лицам. Судом было установлено, что В. шел на работу и видел, что у одного из торговых киосков стоят двое мужчин, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, и настроены они агрессивно. Когда В. поравнялся с ними, мужчины попытались остановить его, в этот момент В. выхватил нож и нанес каждому из нападавших несколько ранений. Суд определил действия В. как превышающие пределы необходимой обороны. В качестве обоснования своего решения суд указал на следующие обстоятельства: В. мог избежать нападения, так как мог пройти по другой дороге; характер действий нападавших не требовал активного применения холодного оружия для самообороны; В. владеет навыками ножевого боя, поэтому мог избрать методы защиты менее травмирующие.

Использование оружия для самообороны составляет большую долю судебных дел по необходимой обороне. Действующее законодательство предусматривает право граждан приобретать средства самообороны различных видов. При этом ни одним нормативно-правовым актом не регламентируется порядок и случаи применения. В связи с этим правоприменительную практику по правомерности использования оружия самообороны в различных ситуациях формируют судебные решения. Опыт показывает, что суды ориентируются на мнения коллег и выносят аналогичные решения по делам о необходимой обороне по схожим ситуациям. Например, гражданин С. использовал травматический пистолет, принадлежащий ему на законных основаниях, против наркомана, напавшего на него. В результате нападавший получил несколько ранений, причинивших его здоровью вред средней степени тяжести. Суд посчитал действия С. превышающими пределы необходимой обороны, так как всё происходило в дневное время на улице при большом скоплении людей, тем самым С. создавал угрозу для большого числа людей. В обзорах судебной практики можно найти множество аналогичных решений по схожим делам.

Читайте также:  Лишение специального права как вид административного наказания

Несколько неоднозначный подход у судебных органов сложился к рассмотрению дел, когда гражданин причинил вред лицу, совершившему противоправное деяние в отношении имущества обороняющегося. Например, гражданин Д. прострелил ногу гражданину К., попытавшемуся похитить мотоцикл Д. Суд посчитал действия Д. выходящими за пределы необходимой обороны, так как своими действиями К. не создавал угрозу жизни Д.: он зашел во двор, подошел к мотоциклу и стал выводить его на улицу. Д. увидел действия К. в окно и, схватив ружье, выстрелил в него, предварительно не сделав предупреждающий выстрел или окрик.

В данной ситуации противоправность действия обороняющегося очевидна, но далеко не всегда ситуация так однозначна. Так, сторож гаражного кооператива заметил неизвестного, который вскрывал гараж. Подойдя ближе, сторож окрикнул взломщика, тот, обернувшись, замахнулся на сторожа монтировкой. Сторож уклонился от удара и выстрелил из травматического пистолета в грудь пострадавшего. Суд посчитал действия сторожа правомерными, так как в действиях злоумышленника была явная угроза жизни.

Таким образом, судебная практика по делам, связанным с использованием средств самообороны, показывает, что ситуации применения данных средств относятся к необходимой обороне только в том случае, если действия злоумышленника перешли от посягательства на имущество к посягательству на жизнь.

Совет: при использовании оружия для самообороны необходимо избегать принципа: «Достал – стреляй!», во многих ситуациях демонстрация нападающему оружия останавливает его, если же вид оружия не испугал злоумышленника, то необходимо произвести предупредительный выстрел, и только если и это не останавливает нападающего, можно открыть огонь на поражение, стараясь повредить не жизненно важные органы.

Важно отметить, что в большинстве случаев судебная практика по необходимой обороне тесно пересекается с правоприменительной практикой по другим категориям дел. Например, судебная практика по делам об убийстве содержит множество дел, вытекающих из совершения действий, расцениваемых лицами, их совершившими, как необходимая оборона.

Также примеры действий, расцениваемых как необходимая оборона, можно найти в делах об изнасиловании, о разбойных нападениях и т.д. Что делает объем правоприменительной практики по необходимой обороне довольно внушительным. В определенной степени это положительно сказывается на качестве правосудия, так как практика рассмотрения судами самых разнообразных дел позволяет детально проанализировать различные ситуации, и тем самым обеспечить максимальную законность и справедливость судебного решения.

Но, не смотря на разнообразие судебной практики по необходимой обороне, опыт показывает, что в большинстве случаев рассмотрение подобных дел носит затяжной характер, и далеко не всегда суд выносит очевидное решение.

Необходимая оборона

Институт необходимой обороны является важнейшим среди групп норм, характеризующих обстоятельства, исключающие преступность деяний. Его содержание раскрывается в ст. 37 УК РФ.

Необходимая оборона в уголовном праве — это правомерное причинение обороняющимся вреда лицу, посягающему на охраняемые законом интересы личности, общества или государства.

Кроме того, особо актуальные вопросы необходимой обороны находят толкование в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Каждый гражданин России имеет право защищаться от общественно опасного посягательства путем причинения вреда нападающему. Данное право принадлежит человеку независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти, его профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.

При необходимой обороне защита происходит только в форме действий. Причем эти действия могут носить как пассивный, ответный характер, так и активный, направленный на пресечение преступного посягательства. Внешне они могут выглядеть как использование обычной физической силы, применение специальных приемов спортивных или боевых единоборств, оружия, химических или горючих веществ, иных средств, использование которых способно остановить нападение, и пр.

Вопрос о необходимой обороне как обстоятельстве, исключающем преступность деяния, встает далеко не во всех случаях, а лишь тогда, когда защищающийся причиняет посягающему вред, который при иных условиях может явиться основанием для привлечения лица к уголовной ответственности. Если такого вреда нет, вопрос о необходимой обороне отпадает сам собою. Закон не конкретизирует, каким должен быть вред, причиняемый при необходимой обороне. В реальности он бывает самым различным и выражается в ограничении прав и свобод нападающего, нарушении его телесной неприкосновенности, а иногда и жизни, в причинении вреда имуществу, принадлежащему посягающему (одежде, автомобилю, жилому помещению).

Специфической чертой вреда при необходимой обороне является то, что он причиняется посягающему, а не кому-либо иному. Если вред при обороне от посягательства причиняется иным объектам (например, родственникам посягающего или иным охраняемым законом интересам), непреступ- ность такого деяния может быть признана лишь по другим основаниям, в частности наличию состояния крайней необходимости. При отсутствии таковых причинение вреда может быть квалифицировано как умышленное либо неосторожное преступление.

Необходимая оборона возможна лишь при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства. Не признаются совершенными при необходимой обороне действия по защите незаконных интересов, а равно иных объектов, не находящихся под защитой уголовного закона. Защита такого рода интересов, например краденого имущества, наоборот, может быть признана преступлением.

При необходимой обороне защита происходит от общественно опасного посягательства, а не от иного правонарушения либо правомерного поведения. Формы, в которые должно (может) облекаться общественно опасное посягательство, от которого допустима оборона, законодателем не указаны, т.е. это может быть как действие, так и бездействие. Хотя представить ситуацию, когда человек обороняется от бездействия, весьма затруднительно. Применительно к необходимой обороне реально говорить лишь о посягательствах в форме действия, причем действия активного, в виде нападения. Именно поэтому необходимость в обороне чаще всего возникает при совершении насильственных посягательств. Возможно, именно это обстоятельство побудило законодателя дифференцировать условия правомерности защиты от посягательств, которые сопряжены с насилием, опасным для жизни, и от посягательств, которые не сопряжены с таковым.

Однако каким бы ни было по содержанию посягательство, от которого должна происходить защита, оно, прежде всего, должно быть действительным. Действительность посягательства заключается в том, что оно реально и угрожает вполне определенным общественным отношениям. Правомерной признается лишь оборона против реально существующего, а не мнимого, не выдуманного, не воображаемого посягательства.

Посягательство, от которого происходит защита, должно быть наличным. Наличным признается посягательство, которое началось и еще не закончилось, когда причинение ущерба уголовно охраняемым интересам очевидно, когда они поставлены в явную, непосредственную и неотвратимую обычным течением обстоятельств опасность. Иначе говоря, защищаться можно лишь в конкретных временных рамках. Начало посягательства определяется исходя из анализа всех связанных с его совершением обстоятельств.

Посягательство является наличным, если нападающий уже начал причинять вред охраняемым уголовным законом интересам. Это может происходить на равных стадиях совершения преступления, как правило, на стадии покушения, т.е. когда угроза причинения вреда интересам стала реальной. Если посягательство уже закончено, действия потерпевшего от преступления, направленные против посягавшего, не считаются защитой в рамках необходимой обороны и в лучшем случае могут быть рассмотрены как задержание преступника.

Посягательство, от которого происходит защита, может быть прекращено в разное время и по разным причинам. Причинами прекращения посягательства могут служить достижение посягающим желаемых целей, невозможность реализации преступных замыслов ввиду изменения обстановки, активные действия обороняющегося или других лиц непосредственно перед нападением, добровольный отказ нападающего от совершения посягательства. В каждой из этих ситуаций наличность посягательства отсутствует, и причинение вреда посягавшему не может рассматриваться в рамках необходимой обороны.

Если защищающийся не знал или не мог знать о том, является ли посягательство оконченным, то в таких ситуациях, как правило, будет наличествовать состояние необходимой обороны. Если же вред посягательством уже причинен, а претерпевший от нападения все же стремится причинить вред виновному, то такие случаи не составляют необходимой обороны, и при причинении вреда нападавшему будет наступать уголовная ответственность за умышленное преступление.

Виновным было нанесено потерпевшему ножевое ранение, после чего он прекратил свои действия и попытался скрыться, но потерпевший из мести наносит ответное ножевое ранение. В данном случае потерпевший будет подлежать уголовной ответственности за умышленное причинение вреда здоровью при смягчающих обстоятельствах или без таковых, в частности, за совершение преступления в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерным поведением потерпевшего.

Исходя из анализа содержания ст. 37 УК РФ, можно констатировать, что законодатель выделяет три типа необходимой обороны в зависимости от того, что представляют собой совершаемые посягательства. Первый имеет место, когда посягающий совершает посягательство, которое сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, второй — когда посягающий совершает посягательство с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица, третий — когда посягающий совершает посягательство, не связанное с каким-либо насилием.

Часть 1 ст. 37 УК РФ определяет особенности защиты от общественно опасного посягательства, которое было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. В качестве подобного рода насилия рассматривается осознанное воздействие на организм человека без необходимого согласия, которое нацелено на лишение его жизни, а равно причинение вреда здоровью, вызывающее состояние, угрожающее жизни. В соответствии с Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденными постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. № 522, опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания, патологические состояния. Опасными для жизни являются повреждения, которые создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести к смерти, а также повреждения, вызвавшие развитие угрожающего жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера. Законодатель не оговаривает никаких условий относительно того, какие меры защиты вправе принимать обороняющийся от подобных посягательств, тем самым гражданам предоставляются практически неограниченные возможности для защиты от общественно опасного посягательства, если последнее было сопряжено с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой его применения. К рассматриваемым посягательствам относятся различные виды убийств (ст. 105—107 УК РФ), иные посягательства на жизнь отдельных категорий граждан (ст. 277, 295, 317 УК РФ) и пр.

Часть 2 ст. 37 УК РФ содержит положения, раскрывающие условия правомерности причинения вреда при защите от посягательств, которые сопряжены с насилием, не опасным для жизни, а также от иных посягательств на охраняемые уголовным законом интересы. Здесь важным условием признания действий непреступными служит то, что не должно быть допущено превышение пределов защиты, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Явное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности посягательства предполагает, что в таких ситуациях имеет место существенное, очевидное, значительное несоответствие поведения защищающегося и нападавшего. В каждом конкретном случае такое несоответствие должно устанавливаться, исходя из всестороннего анализа всех обстоятельств, присущих необходимой обороне. Под характером опасности посягательства понимается качественная характеристика действий нападающего, которая отражает особенности объекта данного посягательства, т.е. круга общественных отношений, который подлежит охране, защите. При этом общественные отношения, на причинение вреда которым направлено посягательство, могут как не совпадать, так и совпадать с теми общественными отношениями, которым причиняется ущерб защищающимся.

В случаях когда действия нападающего и защищающегося связаны и направлены на сходные объекты, для определения правомерности необходимой обороны особенно важным является установление степени опасности совершаемого посягательства. Степень опасности посягательства отражает количественную сторону опасности. Она может быть довольно высокой, например, при совершении убийства, либо незначительной, в том числе даже в рамках одного состава преступления.

При определении пределов необходимой обороны, прежде всего, важно установить соответствие между вредом, который мог быть причинен посягающим, и вредом, который был причинен при защите. Защищающимся не должен причиняться вред, существенно превышающий тот, который мог быть вызван поведением нападающего.

Действия обороняющегося должны быть соизмеримы с действиями нападающего не только по причиняемому вреду, но и по способу их осуществления, интенсивности, активности, средствам защиты и пр. Способ защиты не обязательно должен соответствовать способу нападения. Неправомерным будет, например, поджог жилого помещения, в котором находится нападающий, если последний ведет стрельбу из его окон. Защита от сходного посягательства при разных обстоятельствах может быть неодинаковой. Например, если посягательство осуществляется несколькими лицами, то действия защищающегося могут быть иными, гораздо более интенсивными, чем при отражении сходного посягательства, совершаемого одним нападающим.

Установление соразмерности средств защиты и нападения — это, прежде всего, установление средств, которые использовались нападающим, с одной стороны, и средств, использовавшихся при обороне защищающимся, — с другой. При этом не требуется, чтобы защита происходила со средствами или орудиями, одинаковыми со средствами и орудиями нападения. Иначе говоря, защищающийся не обязан применять те средства защиты, которые использует нападающий, даже если они и имеются в наличии. Обычно нападающий использует преимущества во внезапности, неожиданности своих действий и посягает на охраняемые законом интересы, поэтому защищающемуся предоставляется выбор любого средства защиты, даже более эффективного, чем средство нападения. Данное обстоятельство имеет существенное общенредуиредительное значение — нападающий должен знать, что ему может быть оказано сопротивление с использованием любого или даже всех имеющихся у защищающегося средств, орудий и способов защиты.

При превышении пределов необходимой обороны поведение защищающегося может выразиться только в форме действий, повлекших причинение тяжкого вреда здоровью или смерти посягающему. Как и всякая защита, превышение пределов необходимой обороны не может быть осуществлено в форме бездействия.

Согласно закону ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только тогда, когда действия защищающегося были осуществлены умышленно. Умышленный характер действий, превысивших пределы необходимой обороны, заключается, во-первых, в очевидности для обороняющегося превышения пределов необходимой обороны в любой из форм такого превышения, во-вторых, в осознании несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Если при защите от посягательства нападающему был причинен вред по неосторожности, то такие действия не являются превышением пределов необходимой обороны. Они признаются правомерными и не влекут уголовной ответственности, либо ответственность наступает по соответствующим статьям Особенной части УК РФ как за неосторожное причинение вреда.

При превышении пределов необходимой обороны и наступлении определенных уголовным законом последствий защищающийся подлежит уголовной ответственности. В качестве таких последствий закон, в частности, рассматривает причинение смерти нападавшему, а также тяжкого вреда здоровью (ст. 108, 114 УК РФ). Если превышение пределов необходимой обороны проявилось в причинении посягающему легкого вреда здоровью, уголовная ответственность не наступает. Она может не наступать и за некоторые другие умышленные действия, если они связаны с причинением иного несущественного вреда имуществу посягающего, свободе передвижения и т.п.

Так как необходимая оборона обычно связана с внезапностью нападения, повышенной эмоциональностью участников конфликта, защищающееся лицо может заблуждаться относительно фактических обстоятельств, при которых происходит оборона. Эти заблуждения могут быть связаны с ошибкой как относительно собственно состояния необходимой обороны, так и в отношении ее пределов. Заблуждения такого рода охватываются понятием мнимой обороны.

Мнимая оборона, в частности, имеет место, когда обстановка дает основание защищавшемуся полагать, что посягательство является наличным и действительным, а на самом деле оно таковым не выступает; когда административный или гражданско-правовой деликт воспринят как общественно опасное посягательство; когда лицо защищает чьи-либо незаконные интересы, считая их законными, или если он заблуждается относительно пределов необходимой обороны и т.н. Если же защищавшийся не осознавал, что его защитные действия не соответствуют характеру и степени опасности посягательства, хотя по обстоятельствам дела должен был и мог сознавать отсутствие реального общественно опасного посягательства, его действия подлежат квалификации по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления, совершенные по неосторожности.

Ссылка на основную публикацию