Ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу - Kapital124.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу

Ходатайство об исключении доказательств

Ходатайство об исключении доказательств – это документ, который адвокаты-защитники довольно часто заявляют следователю или суду, работая по уголовным делам.

Дело в том, что по уголовным делам, защитнику постоянно приходится оценивать собранные по делу доказательства. При этом преследуется цель – оценить доказательства, на которых сторона обвинения пытается привлечь то или иное лицо к уголовной ответственности, с позиции их относимости, допустимости и достоверности. Вопросы признания доказательств недопустимыми уже были рассмотрены в одной из публикаций (Доказывание в уголовном процессе). Здесь же представлен образец ходатайства об исключении доказательств по уголовному делу.

Поскольку одинаковых уголовных дел не бывает, по каждому уголовному делу ходатайство об исключении доказательств будет содержать различные основания.

В данной заметке представлю читателю ходатайство об исключении доказательств, которое было мной когда-то составлено по одному из дел, рассмотренных с моим участием (сведения об участниках по понятным причинам мной исключены).

Ходатайство об исключении доказательств Образец

В Ленинский районный суд г. Тюмени
адвоката Тюменской межрегиональной
коллегии адвокатов Сидорова А.С.
защиту подсудимого Т.,
обвиняемого по ст. 162 ч. 2, ст. 162 ч. 2 УК РФ,
место нахождения – учреждение ИЗ 72/ 1 г. Тюмени
Копия: Прокурору Ленинского АО г. Тюмени

ХОДАТАЙСТВО
об исключении доказательств

В производстве Ленинского районного суда г. Тюмени находится уголовное дело №200503091001, возбужденное в отношении Т. и П. по признакам состава преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 2 , ст. 162 ч. 2 УК РФ

При ознакомлении с материалами дела выяснилось, что некоторые доказательства получены с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.

1) Нарушены требования к порядку предъявления для опознания потерпевшей А. обвиняемых Т. (том 1 л.д. 25-26) и П. (том 1 л.д. 100-102)

Согласно показаниям потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67), свидетелей А. (том 1 л.д. 68-72), Н. (том 1 л.д. 96-99) потерпевшая сразу же после задержания якобы узнала в Т. и П. лиц, напавших на нее.

Вместе с тем, в соответствии с ч.3 ст. 193 УПК РФ не может проводиться опознание лица тем же опознающим и по тем же признакам.

Кроме того, согласно требованиям ч. 2 ст. 193 УПК РФ опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленное для опознания лицо, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать.

Однако в протоколе допроса потерпевшей А., который предшествовал опознанию (том 1 л.д. 21-23), нет сведений не только о том, по каким приметам и особенностям она может опознать напавших на нее лиц, но нет вообще речи о том, что она вообще кого-либо может опознать.

В ч. 7 ст. 193 УПК РФ говорится о том, что, если опознающий указал на одно из представленных ему лиц, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данное лицо.

В случае предъявления Т. для опознания потерпевшей А. в протоколе указанного следственного действия значится: «Данного молодого человека я опознаю по росту, по телосложению, по чертам лица и по одежде, т.к. он одет в куртку темного цвета». Вместе с тем, указанные признаки не являются частными признаками внешности человека, т.к. темные куртки носят многие люди похожие на Т. ростом и телосложением. Конкретные же черты лица, по которым она опознала его, потерпевшая не назвала.

В объективности результатов опознания обвиняемых Т. и П. потерпевшей А. вызывает сомнение и тот факт, что в сумерках (около 18-00 часов 20 марта) в положении вниз лицом (согласно ее показаний – том 1 л.д. 21-23) она вообще могла рассмотреть черты лица напавших на нее лиц.

Об этом, в частности, говорится и в ее протоколе допроса: «Парней опознать смогу. Который вырвал у меня сумку, выглядел следующим образом: на вид 23-25 лет, ростом около 175 см, среднего телосложения, кожа лица светлая, волосы короткие светлые. Черты лица я описать затрудняюсь» (том 1 л.д. 62-67).

При этом, не совсем понятно ее утверждение о том, что она может опознать напавших на нее лиц, после того как опознание уже было проведено. До проведения опознания, как отмечалось выше, она об этом не заявляла.

2) Нарушены требования к порядку предъявления для опознания потерпевшей К. обвиняемых Т. (том 2 л.д.120-123) и П. (том 2 л.д. 126-129)

Так, потерпевшая К. в ходе предварительного допроса пояснила, что опознать нападавших на нее лиц сможет. Однако в протоколе ее допроса также нет сведений о том, по каким приметам и особенностям она сможет их опознать (том 2 л.д. 44-47).

В объяснении же потерпевшей К. об обстоятельствах совершенного на нее нападении, написанном при обращении в органы внутренних дел, говорится о том, что у одного из нападавших «черные волосы» (том 2 л.д. 7) Однако, ни у одного из обвиняемых по делу – ни у Т., ни у П. нет «черных волос».

В ходе самого опознания потерпевшая К. также не назвала характерных примет или особенностей, по которым она опознала обвиняемых Т. и П.

Таким образом, в данном случае органами предварительного следствия также нарушены требования ч. 2 и ч. 7 ст. 193 УПК РФ.

3) Нарушен порядок, предусмотренный ст. 193 УПК РФ, опознания предметов, представленных для опознания потерпевшей К. (том 2 л.д. 49-51, 52-54, 55-57, 58-60, 61-63, 64-66, 67-69, 70-72, 73-75, 76-78, 79-81, 82-84, 85-87, 88-90, 91-93, 94-96, 97-99, 100-102), поскольку в своих показаниях, предшествовавших опознанию (том 2 л.д. 44-49), они не назвала ни одной конкретной приметы или особенности, по которым сможет опознать свои вещи, заявляя в некоторых случаях, что ее вещи «без примет». В ходе опознания предметов она также не назвала ни одного признака, по которым она определила, что та или иная вещь принадлежит именно ей.

4) Нарушены требования ч.3 ст. 195 и ст. 198 УПК РФ, предъявляемые к порядку назначения судебных экспертиз

Так, в деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 2151 от 21 марта 2005 года потерпевшей А. (том 1 л.д. 31).

Однако с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы потерпевшей А. от 21 марта 2005 года (том 1 л.д. 31) обвиняемый Т. был ознакомлен только 14 апреля 2005 года (том 1 л.д. 30), а обвиняемый П. – 28 марта 2005 года (том 1 л.д. 28), т.е. после производства указанной экспертизы.

В деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 2745 потерпевшей К. (том 2 л.д.109).

С постановлением о назначении указанной экспертизы обвиняемые Т. и П. были ознакомлены лишь 15 апреля 2005 г. (том 2 л.д.111, л.д. 112), т.е. также после проведения экспертизы, хотя постановление о ее назначении было вынесено еще 9 апреля 2005 года, тогда как сама потерпевшая К., судя по материалам дела, была ознакомлена с постановлением еще до его вынесения следователем, т.е. 8 апреля 2005 г. (том 2 л.д. 110).

Кроме этого, в деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 629 от 5 апреля 2005 года обвиняемого Т. (том 2 л.д. 34).

С указанным постановлением обвиняемый Т. был ознакомлен 14 апреля 2005 г. (том 2 л.д.32), а обвиняемый П. 15 апреля 2005 года (том 2 л.д.33), , т.е. после ее проведения, хотя постановление о ее назначении было вынесено еще 29 марта 2005 года (том 2 л.д. 31).

Учитывая указанные обстоятельства, обвиняемые Т. и П. не смогли своевременно ознакомиться с постановлениями о назначении указанных судебных экспертиз и, соответственно, не имели возможности заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, а также ходатайствовать о внесение в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Таким образом, органами предварительного расследования были нарушены предусмотренные п.п. 5 и 11 ч. 4 ст. 49 УПК РФ права обвиняемых на защиту.

5) Нарушен порядок собирания доказательств, предусмотренный ч. 1 ст. 86 УПК РФ, предусматривающий их собирание только путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом

Допрошенный по настоящему уголовному делу в качестве свидетеля 4 мая 2005 г., свидетель М. пояснил, что, работая следователем и получив в свое производство уголовное дело, возбужденное в отношении Т. и П., в ходе допроса свидетеля А. , состоявшегося 21 марта 2005 года, «ЗАБРАЛ» у него деньги в сумме 500 рублей одной купюрой. При этом никаких процессуальных действий, направленных на фиксацию изъятия денег у свидетеля А., следователь М. не предпринял (т. 1 л.д. 231-234).

Между тем, такого следственного действия, как «ЗАБРАЛ» Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает.

Таким образом, приобщение в качестве вещественного доказательства денежной купюры достоинством 500 рублей, изъятой в ходе выемки у М., не законно, т.к. в свою очередь эти деньги появились у него в результате не процессуальных действий. По сути, злоупотребив служебным положением, М. незаконно завладел деньгами, ему не принадлежащими.

Поэтому должны быть признаны недопустимыми и исключены из числа доказательств по делу такие доказательства, как протокол выемки денежной купюры достоинством 500 рублей у свидетеля М. (том 1 л.д. 240-242) и протокол ее осмотра и приобщения к делу в качестве вещественного доказательства (том 1 л.д.243-245).

2) Нарушены требования к составлению протоколов следственных действий

Так в соответствии с ч. 2 ст. 166 УПК РФ протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств. При этом согласно ч. 5 ст. 166 УПК РФ в протоколе должны быть указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.

Вместе с тем, эти требования не выполнены при составлении таких протоколов следственных действий, как протокол осмотра сумки, обнаруженной на месте происшествия (том 1 л.д. 35), протоколы допросов потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67, 164), протоколы допросов свидетеля А. (том 1 л.д. 68-72, 201-206), протокол допроса свидетеля Н. (том 1 л.д. 96-99), протоколы осмотров предметов (том 1 л.д. 112-115, 119-122, 128-130), протокол осмотра предметов (сумки черной и находящихся в ней вещей) (том 2 л.д. 37); протокол допроса потерпевшей К. от 1.04.2005г. (т. 2 л.д. 44-47) не смотря на то, что они изготовлены на компьютере.

В некоторых случаях от руки заполнены лишь вводная и заключительные части указанных протоколов следственных действий, что вызывает сомнение в том, что текст показаний или содержания следственных действий был записан в присутствии допрошенных лиц либо понятых, и не был изготовлен заранее в выгодном для стороны обвинения ракурсе, а затем представлен для прочтения и подписи понятым, потерпевшей и свидетелям.

Согласно ч.1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего кодекса.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст.ст. 75, 235, 271 УПК РФ

Читайте также:  Принудительное психиатрическое лечение

ПРОШУ

  • исключить из перечня доказательств по делу следующие доказательства:
  • протокол предъявления для опознания обвиняемого Т. потерпевшей А. (том 1 л.д. 25-26);
  • протокол предъявления для опознания обвиняемого Т. потерпевшей К. (том 2 л.д.120-123);
  • протоколы предъявления для опознания предметов потерпевшей К. (том 2 л.д. 49-51, 52-54, 55-57, 58-60, 61-63, 64-66, 67-69, 70-72, 73-75, 76-78, 79-81, 82-84, 85-87, 88-90, 91-93, 94-96, 97-99, 100-102
  • заключение судебно-медицинской экспертизы № 2151 от 21 марта 2005 года потерпевшей А. (том 1 л.д. 31);
  • заключение судебно-медицинской экспертизы № 2629 от 5 апреля 2005 года обвиняемого Т. (том 2 л.д. 34);
  • протокол выемки денежной купюры достоинством 500 рублей у свидетеля М. (том 1 л.д. 240-242);
  • протокол осмотра и приобщения к делу в качестве вещественного доказательства денежной купюры достоинством 500 рублей, изъятой у свидетеля М. в ходе выемки (том 1 л.д.243-245);
  • протокол осмотра сумки, обнаруженной на месте происшествия (том 1 л.д. 35);
  • протоколы допроса потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67, л.д. 164);
  • протокол допроса свидетеля П. (том 1 л.д. 68-72, л.д. 201-206);
  • протокол допроса свидетеля Н. (том 1 л.д. 96-99);
  • протокол допроса потерпевшей К. от 1.04.2005г. (т. 2 л.д. 44-47);
  • протоколы осмотра предметов (том 1 л.д. 112-115. л.д. 119-122, л.д. 128-130, том 2 л.д. 37).

Адвокат Сидоров А.С.

Если вам необходимо задать вопрос юристу и получить бесплатный совет или консультацию, это можно сделать на сайте “Правовед”.

Новости

ПРИМЕР ХОДАТАЙСТВА ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

В районный суд Города

Федеральному судье Председательствующему П.П.

Защитника – адвоката В.Н. Романова

МКА “Филиппов и партнеры”

111033, Москва, Золоторожский Вал ул., 32, к. 4, оф. 103

тел. 8 (916) 823-73-37

в защиту Обвиняемого О.О.

Х О Д А Т А Й С Т В О

об исключении доказательств

В производстве районного суда Города находится уголовное дело №11111 по обвинению Обвиняемого О.О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Считаю, что протокол осмотра предметов от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000) не соответствует требованиям УПК РФ и вместе с полученными результатами, а также результатами последующей работы с ними, подлежит признанию недопустимым доказательством и исключению из числа таковых по следующим основаниям:

В соответствии с требованиями п. 2 ч. 2 ст. 60 УПК РФ, понятыми не могут быть участники уголовного судопроизводства.

Указанное требование уголовно-процессуального закона следственным органом при производстве данного осмотра выполнено не было.

Так, в качестве понятых при производстве осмотра предметов 00.00.0000 года участвовали Понятая П.П., проживающая по адресу: город, улица, дом, квартира, и Понятой П.П., проживающий по адресу: город, улица, дом, квартира.

Однако, как следует из материалов настоящего уголовного дела, Понятая П.П., проживающая по адресу: город, улица, дом, квартира, и Понятой П.П., проживающий по адресу: город, улица, дом, квартира, были допрошены в качестве свидетелей по настоящему же уголовному делу еще 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000, 000-000), что в соответствии с положениями п. 2 ч. 2 ст. 60 УПК РФ, имеющими императивных характер, исключало их участие в производстве по настоящему уголовному делу в качестве понятых.

Технические средства фиксации хода и результатов данного следственного действия следователем не применялись.

Таким образом, сам протокол осмотра и полученные в ходе него результаты, а именно: образцы оттисков печатей ООО «Общество» (том 000 л. д. 000-000), подлежат признанию недопустимыми доказательствами и исключению из числа таковых.

Помимо этого, исключению из числа доказательств по делу подлежит заключение:

– судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000),

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000);

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000),

так как предметом их исследования являлись оттиски печатей ООО «Общество», полученные в ходе осмотра предметов от 00.00.0000 года с участием понятых Понятой П.П.. и Понятого П.П., ранее допрошенных по делу в качестве свидетелей, а выводы указанных заключений экспертиз основаны на результатах сравнительного исследования изображения оттисков печати на оригинальных документах, предоставленных эксперту следователем, и изображений оттисков на этих самых экспериментальных образцах.

В соответствие с требованиями ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В соответствие с положениями ч. 1 ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

В соответствии с предписаниями п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31.10.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления.

В соответствии с положениями ст. 88 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, могут быть признаны недопустимыми и исключены из числа таковых судом.

Полагаю, что допущенные следственным органом при производстве предварительного расследования указанные выше нарушения требований уголовно-процессуального закона являются существенными, а потому сам протокол осмотра и полученные в ходе него результаты – оттиски печатей, а также вышеуказанные заключения судебных экспертиз, как результаты последующей процессуальной работы с ними, подлежат признанию недопустимыми доказательствами и исключению из числа таковых.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 119-120, 75 УПК РФ,

– протокол осмотра предметов от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000) и полученные в ходе него результаты – оттиски печати ООО «Общество» (том 000 л. д. 000-000),

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000),

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000);

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000),

недопустимыми доказательствами, исключив их из числа таковых.

Адвокатская тайна

В данном разделе Вы можете ознакомиться с текущими результатами деятельности уголовного адвоката В.Н. Романова. Все указанные на настоящем сайте результаты подтверждены текстами судебных решений, с некоторыми из которых Вы можете ознакомиться в разделе Галерея.

В случае обращения за помощью к уголовному адвокату В.Н. Романову, в том числе и в порядке получения устной консультации, Вы можете быть уверены – даже сам факт обращения к адвокату охраняется таким способом гарантии невмешательства кого-либо в отношения между Доверителем и адвокатом, как адвокатская тайна.

Политика конфиденциальности, применяемая уголовным адвокатом В.Н. Романовым, распространяется также на данные, вводимые в предусмотренными соответствующими разделами сайта формами, а использование настоящим сайтом защищенного протокола https и доверенного сертификата безопасности SSL, гарантирует полную приватность передаваемой и получаемой посетителем сайта информации.

* Заполняя на сайте любую форму и направляя сообщения, Вы тем самым подтверждаете, что Вами в полном объеме принята
Политика конфиденциальности

Когда заявлять ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу?

На любой стадии уголовного процесса существует возможность подачи ходатайства об исключении доказательств.

Законом определены правила оформления и порядок предоставления документа.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – звоните по телефонам бесплатной консультации :

Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу — что это? Читайте об этом здесь.

Понятие и суть

Подобное ходатайство — это официальная просьба, которая подается в уполномоченный орган в случае обнаружения недопустимых доказательств, фигурирующих в деле.

Стороны уголовного процесса обладают равными правами. Исключить можно любой материал, приобщенный к делу.

Копия документа передается второй стороне, участвующей в процессе, сразу же после получения судом обращения.

Ходатайство, направляемое в уполномоченный орган, содержит следующие сведения:

  • указание материалов, которое подвергаются опровержению;
  • основания, по которым возможно опровержение.

Ответственность за обоснование приведенных обстоятельств возлагается на сторону, подавшую прошение.

В случае, если сторона защиты настаивает на отмене доказательств по причине их получения незаконным способом, противоречащим положениям уголовно-процессуального кодекса, ответственность по опровержению приводимых доводов ложится на прокурора.

Иными словами, прокурор должен привести аргументы, подтверждающие, что при сборе информации по уголовному делу не допускались нарушения существующего законодательства и обвинения стороны защиты беспочвенны.

Если ходатайство удовлетворяется, то оспоренная информация не может быть использована на всех стадиях судебного разбирательства, не может повлиять на вынесение приговора виновному лицу.

При наличии суда присяжных информация о произведенных изменениях в материалах дела им не разглашается.

Является ли полиграф доказательством по уголовному делу? Ответ узнайте прямо сейчас.

Причины подачи

Основная причина подачи просьбы — наличие в деле доказательств, являющихся недопустимыми. К ним относятся:

  1. Показания, данные гражданином, в отношении которого ведется уголовное разбирательство, в отсутствии адвоката и не подтвержденные позднее им в суде. Причина отсутствия адвоката в момент дачи показаний значения не имеет.
  2. Показания, данные свидетелем, потерпевшим, основанные на предположениях, домыслах, слухах.

  • Показания, данные свидетелем, который не может озвучить источник получения информации.
  • Иные материалы, полученные с нарушением существующих законодательных норм (фальсификация, допущение ошибок при приобщении к делу, использование неактуальных данных и т.д.).
  • к содержанию ↑

    Законодательная база

    Опровержение приобщенных к делу доказательств производится в строгом соответствии с существующей законодательной базой.

    Так, ст. 75 УПК определяет, какие сведения принято считать недопустимыми.

    Ст. 235 УПК подробно регламентирует вопросы подачи официального документа об исключении информации.

    Какие доказательства являются недопустимыми? Узнайте об этом из нашей статьи.

    Кто подает?

    С теоретической точки зрения любая сторона, как защиты, так и обвинения, может подать официальную просьбу в суд.

    Но на практике невозможно встретить уголовные дела, в которых сторона обвинения направляла бы обращение об отмене какого-либо доказательства.

    Подобные действия стороны обвинения будут дискредитировать процессуальную систему, поскольку будут напрямую указывать на ошибки, совершенные следователями и дознавателями в процессе сбора материалов по делу.

    По этой причине ходатайство подобного рода подается стороной защиты. Задача адвоката — привести неопровержимые аргументы в пользу того, что используемые в деле факты являются недопустимыми.

    Задача обвинения в данной ситуации — опровергнуть доводы защиты, то есть подтвердить отсутствие в предоставленной следствием информации каких-либо нарушений либо незначительность этих нарушений.

    Правила составления документа

    Документ составляется в простой письменной форме.

    Каждый уголовный процесс индивидуален, поэтому единого текста документа не предусмотрено.

    Основные сведения, которые должны содержаться в официальной просьбе:

    • статус составителя (обвиняемый, подозреваемый, адвокат);
    • ФИО судьи;
    • номер дела;
    • основания, по которым производится опровержение фигурирующих в деле сведений (со ссылками на соответствующие положения УПК);
    • обстоятельства, подтверждающие позицию заявителя;
    • прошение об исключении из дела вышеуказанных сведений, являющихся недопустимыми;
    • подпись;
    • дата составления обращения;
    • перечень приложений.

    Ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу: образец.

    Относимость и допустимость

    При составлении обращения необходимо тщательно проанализировать опровергаемые доказательства с точки зрения относимости, допустимости.

    Относимость сведений — это их отношение к расследуемому инциденту.

    Читайте также:  Рецидивом преступлений признается

    Сведения, фигурирующие в деле, должны быть напрямую связаны с расследуемыми событиями, происшествиями.

    Для анализа относимости данных необходимо определить возможность и полезность их применения при проверке версий, способность этих данных помочь в определении обстоятельств дела.

    Допустимость сведений — это получение информации в порядке, установленном законом.

    Допустимые сведения должны быть получены:

    • лицом, уполномоченным на проведение следственных мероприятий (следователем, дознавателем, прокурором);
    • из источников, признаваемых законодательством;
    • с соблюдением существующего процессуального порядка;
    • с соблюдением требований по фиксации всех следственных действий (хода действий, результата).

    Как доказать свою невиновность по уголовному делу? Советы адвоката вы найдете на нашем сайте.

    Порядок заявления

    Когда заявлять ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу? Обращение может быть подано на различных этапах уголовного процесса.

    На следствии

    Еще во время знакомства с материалами дела сторона, которая обнаруживает существующие по ее мнению недостоверные сведения, может подать официальную просьбу об их исключении.

    Подобное прошение должно быть подано в суд еще до начала судебного слушания. Это позволит стороне, выступающей инициатором исключения доказательства из дела, не оповещать вторую сторону о сложившейся ситуации.

    В реальности подобная практика практически не применяется, поскольку на первичном следствии понять и изучить все фигурирующие в деле обстоятельства достаточно проблематично.

    Обычно полные сведения, имеющиеся в распоряжении суда, рассматриваются судьей уже непосредственно во время заседания.

    В суде

    Заявить официальную просьбу к суду об отмене фигурирующих в деле недопустимых доказательств заинтересованная сторона может как в начале процесса, так и в его конце.

    Законом не запрещается подача ходатайства во время судебного слушания в устной форме. Для подачи письменного документа сторона, желающая исключить какой-либо факт, просит время на составление обращения.

    Оригинал составленной в письменной форме просьбы передается на рассмотрение судье, а всем участникам процесса передаются копии.

    В апелляции

    В апелляции по закону заинтересованная сторона также может подать просьбу об исключении доказательств.

    Обычно это допускается в случаях, когда предоставленные во время слушания сведения были получены с нарушением существующих процессуальных норм, либо в материалах дела допущены значительные ошибки.

    Следует отметить, что при подаче обращения об исключении из дела фактов, рассматриваемых во время прошедшего судебного заседания, следует обосновать невозможность предоставления данного обращения в суд первой инстанции.

    Если суд признает, что своевременная подача ходатайства не была осуществлена по причинам, являющимся уважительными и независящими от воли заявителя, подача обращения в апелляции станет возможной.

    Сроки рассмотрения и особенности

    Ст.121 УПК гласит, что ходатайство подлежит рассмотрению непосредственно после его подачи. Если судебные органы не имеют возможности вынести немедленное решение по полученному письменному обращению, устанавливается регламентированный законом срок для рассмотрения просьбы — 3 суток.

    Несмотря на то, что законом не запрещено подавать обращение в устной форме, на практике подобный вариант практически не применяется.

    Для получения положительного решения суда заинтересованной стороне важно как можно подробнее обосновать обстоятельства, по которым фигурирующие в деле данные должны быть признаны недопустимыми.

    Полноценное обоснование позиции заявителя в устной форме становится невозможным.

    Важно не только предоставить документ суду, но и передать копии всем участникам процесса. Причем копии ходатайства должны быть заверены в нотариальном порядке.

    Правильное оформление копий имеет большое значение в судопроизводстве, поскольку в суде признаются только оригиналы документов или надлежащим образом заверенные копии, приравниваемые к оригиналам.

    Таким образом, при обнаружении недопустимых доказательств заинтересованная сторона может на любой стадии уголовного процесса подать просьбу об их исключении из дела. Сроки и порядок подачи документа в суд регламентируются законодательством.

    Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас:


    Это быстро и бесплатно !

    Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

    Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

    1. Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

    2. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

    1) доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;

    2) основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

    3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае, если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

    4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

    5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

    6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

    7. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

    Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

    Часть первая статьи 74 УПК Российской Федерации, признавая доказательствами по уголовному делу любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном этим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, подлежит применению в системной связи с иными законодательными положениями, устанавливающими порядок собирания, проверки и оценки доказательств в уголовном судопроизводстве, в частности статьями 17, 75, 81, 87, 88, 234 и 235 УПК Российской Федерации, а потому прав заявителя не нарушает.

    Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет, что доказательства, полученные с нарушением требований данного Кодекса, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных его статьей 73 (статья 75), устанавливает конкретные процессуальные механизмы устранения таких доказательств из уголовного дела (статья 88, часть пятая статьи 234, статья 235 и статья 307) и предъявляет к процессуальному решению по вопросу о допустимости доказательств требования законности, обоснованности и мотивированности (части третья и четвертая статьи 7) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 года N 1901-О, от 28 мая 2013 года N 860-О, от 17 июля 2014 года N 1616-О, от 20 ноября 2014 года N 2693-О, от 21 мая 2015 года N 1043-О, от 27 октября 2015 года N 2336-О и др.).

    2.3. Часть первая статьи 17 УПК Российской Федерации, закрепляя принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, и предписывая руководствоваться при этом законом и совестью, подлежит применению в системной связи с иными законодательными положениями, устанавливающими порядок собирания, проверки и оценки доказательств в уголовном судопроизводстве, в частности статьями 74, 75, 81, 87, 88, 234 и 235 УПК Российской Федерации.

    Норма части четвертой статьи 88 УПК Российской Федерации, согласно которой суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 данного Кодекса, не предусматривает каких-либо исключений из закрепленного в части первой статьи 75 данного Кодекса правила о том, что доказательства, полученные с нарушением его требований, являются недопустимыми (т.е. не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения), и направлена на реализацию этого правила.

    Кроме того, постановление о назначении экспертизы само по себе доказательством по делу не является, а поэтому правила признания доказательств недопустимыми, предусмотренные ст. ст. 75 и 235 УПК РФ, в отношении таких постановлений неприменимы.

    Данное правило находит свое воплощение в ряде положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым подозреваемый, обвиняемый и их защитники наделены правами по участию в процессе доказывания, в том числе правом заявить отвод специалисту (статьи 69 и 71) и ходатайство о признании заключения специалиста недопустимым доказательством (статьи 88, 235 и 335), а также правом привлечь к участию в деле выбранного ими специалиста: до окончания предварительного расследования данное право предоставлено защитнику (пункт 3 части первой статьи 53 УПК Российской Федерации), а по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела – и обвиняемому (часть четвертая статьи 217 УПК Российской Федерации), при этом следователь обязан включить указанного стороной защиты специалиста в содержащийся в приложении к обвинительному заключению список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание (часть четвертая статьи 220 УПК Российской Федерации). Согласно части третьей статьи 80 и частям второй и третьей статьи 86 УПК Российской Федерации сторона защиты вправе получить от специалиста заключение и представить его органам расследования и суду для приобщения в качестве доказательства к материалам уголовного дела.

    1. Гражданин В.И. Шейченко, осужденный по приговору Тверского областного суда за совершение ряда тяжких и особо тяжких преступлений, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации – статей 17 (Свобода оценки доказательств) и 88 (Правила оценки доказательств) во взаимосвязи со статьями 234 (Порядок проведения предварительного слушания) и 235 (Ходатайство об исключении доказательства), которые, как утверждает заявитель, допускают использование доказательств, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона, и не возлагают на суд при вынесении любого решения по делу обязанность давать мотивированную оценку приемлемости таких доказательств. В.И. Шейченко считает, что суд, руководствуясь оспариваемыми нормами, положил в обоснование вынесенного в отношении него обвинительного приговора недопустимые доказательства, что привело к нарушению его конституционных прав, гарантированных статьями 46 (часть 1), 50 (часть 2), 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

    Так, по смыслу взаимосвязанных положений части четвертой статьи 88, пункта 2 части первой статьи 227, пункта 1 части второй статьи 229, части пятой статьи 234 и статьи 235 УПК Российской Федерации, устранение недопустимых доказательств должно осуществляться прежде всего на стадии предварительного слушания, при этом в силу статьи 271 и части пятой статьи 335 данного Кодекса не исключается возможность разрешения вопроса об их допустимости и на более позднем этапе судопроизводства – в тех случаях, когда несоответствие доказательств требованиям закона не является для суда очевидным и требует проверки с помощью других доказательств. Разрешение этих вопросов – прерогатива суда общей юрисдикции, чье решение, однако, в силу статьи 7 УПК Российской Федерации, возлагающей на суд обязанность обеспечивать законность при производстве по уголовному делу, не может быть произвольным (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2008 года N 1030-О-О).

    1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Н. Пивоваров оспаривает конституционность статьи 235 УПК Российской Федерации, регламентирующей процедуру рассмотрения судом в ходе предварительного слушания по уголовному делу ходатайства об исключении доказательства.

    Читайте также:  Упк явка с повинной

    Образец ходатайства об исключении из числа допустимых доказательств по уголовному делу заключений экспертов

    В Волжский районный суд Самарской области

    443051, г. Самара, ул. Путейская, д. 29

    Тел.: +7(846) 331-43-60

    От адвоката НО “Самарская областная коллегия адвокатов” Антонова А.П. ,

    рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

    Адрес для корреспонденции: 443080, г.Самара, пр. Карла Маркса, д.192, оф.619

    В защиту интересов подсудимого ФИО1 ,

    обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.231, ч.2 ст.228 УК РФ

    об исключении доказательства

    (в порядке ст. 235 УПК РФ)

    В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению ФИО1 в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 231 и ч.2 ст. 228 УК РФ.

    Согласно обвинительного заключения, доказательствами обвинения являются заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017.

    При этом заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016 и заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016 являются повторными, и были получены после указания защиты на грубые нарушения при проведении первоначальных экспертиз по уголовному делу. Однако проведение повторных экспертиз не позволило следствию устранить по уголовному делу все допущенные нарушения и устранить неточности и сомнения, в связи с чем после очередного ходатайства защиты следствием было назначено проведение повторных экспертиз. Полученные заключения эксперта №4/107 от 31.03.2017 и заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017 не устранили ранее указанные защитой нарушения при проведении экспертизы, кроме этого были допущены еще более грубые нарушения (отсутствие количественного анализа содержания ТГК).

    По мнению защиты, экспертами проявлен формализм, все представленные в материалы уголовного дела заключения эксперта выполнены по одному шаблону, текст мотивировочного раздела экспертизы копируется из одного заключения в другое. В связи с чем можно говорить о низком качестве выполненных экспертных исследований.

    Согласно заключению специалистов № 522 от 19.05.2017 г. Бюро независимой экспертизы, представленные для научного анализа заключения эксперта № 4/107 от 31.03.2017 г. и № 4/108 от 31.03.2017 г., выполненные старшим экспертом ЭКЦ ГУ МВД России по Самарской области ФИО2, не соответствуют в полной мере требованиям применяемых методик исследования наркотических средств и не соответствует законодательным требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям, а именно: выполнение исследования на строго научной основе, всесторонне и в полном объёме. Эксперт не учла все методические рекомендации, разработанные для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, не изучила специальную литературу, в результате её выводы научно не обоснованы и не аргументированы. Размер наркотических средств определён неверно и является сильно завышенным.

    С точки зрения специальных познаний эксперта химика, при наличии указанных недостатков, представленные для научного анализа заключения эксперта не соответствуют требованиям ст. 8 Закона ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2010 г., такие заключения эксперта следует считать необоснованными.

    Анализ заключений эксперта ФИО2 показывает, что недостатки предыдущих экспертиз не устранены, выводы не являются ясными и научно-обоснованными, размер наркотического средства определён неверно.

    В анализируемых заключениях эксперта ФИО2 отсутствуют сведения об исправности и поверке газового хроматографа с масс-селективным детектором. Экспертное заключение выполнено на непроверенном оборудовании (является доказательством, полученным с нарушением Закона).

    По существу исследования, проведённого экспертом ФИО2 в заключении эксперта № 4/107, у специалистов имеются следующие замечания. Методом оптической микроскопии эксперт установила, что в исследуемых объектах присутствовали характерные для конопли признаки. Методом хроматомасс-спектрометрии эксперт обнаружила присутствие в исследуемых объектах тетрагидроканнабинола (ТГК), включённого в Перечень наркотических средств, других пиков наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, а также фармакологически активных веществ не обнаружено. Эксперт считает, что всё это позволяет ей сделать вывод о том, что исследованные объекты являются частями наркотикосодержащего растениями конопля. Однако этот вывод нельзя признать научно обоснованным. Для отнесения конкретных образцов конопли к наркотикосодержащему растению данных недостаточно.

    Таким образом, используя недостаточный объем данных, необходимый для применения соответствующего метода исследования, эксперт делает заключение о принадлежности частей растения к наркосодержащему растению. Специалист считает, что такой вывод эксперта нельзя признать научно обоснованным, поскольку он не соответствует установленным требованиям для его проведения.

    При определении массы частей растения в высушенном состоянии эксперт допустила серьёзную ошибку, включив в эту массу центральные стебли и корни растений. В методических рекомендациях «Определение вида наркотических средств, получаемых из конопли и мака» (Сорокин В.И. и др., ЭКЦ МВД РФ, РФЦСЭ МЮ РФ, М., 1995г.), на которую ссылается эксперт, указано, что центральный ствол конопли, ветки, семена, а тем более корни, при изготовлении наркотических средств не используются из-за слишком малого содержания ТГК в них. Для определения значительности размера эксперту следовало выбрать из всей массы исследуемой растительной смеси только те части растения конопля, которые содержат ТГК, и высушить их до постоянного веса. Из приведённых экспертом фото (илл. №№ 5 и 15) хорошо видно, что корни, а особенно стебли, которые эксперт не должна была учитывать при определении массы, составляют наибольшую часть исследуемых растительных объектов.

    Таким образом, анализ заключения эксперта ФИО2 № 4/107 показывает, что проведённые ею исследования позволяют сделать вывод только о том, что представленные части растения относятся к растению конопля, но не позволяют утверждать, что данная конопля относится наркотикосодержащей. В результате масса конопли, которую эксперт посчитала, определена неверно и является сильно завышенной.

    В заключении эксперта № 4/108 встречаются те же ошибки. Эксперт ФИО2 не определяла количественное содержание ТГК, а также не учла результаты экспертизы № 5586 от 26.12.2016г., выполненной экспертом ФИО3, который определил, что содержание ТГК в объекте № 2 (масса 13 г) составляет 0,020±0,001 %. Принимая во внимание, что это значение меньше чем 0,06 %, эксперту ФИО2 следовало подчеркнуть, что столь низкое содержание ТГК характерно либо для сортов конопли, не относящихся к наркотикосодержащим растениям, либо исследованный объект относится к наркотикосодержащей конопле, из которой ТГК уже был извлечён. В любом случае, объект № 2 в заключении № 4/108 не относится к наркотическим средствам.

    Исследуя объект № 3 в заключении № 4/108 эксперт ФИО2 должна была отделить стебли и корни, только после этого доводить до постоянной массы оставшуюся растительную смесь, однако этого не сделала. Центральные стебли растения составляют значительную часть объекта исследования №3, что хорошо видно на фото (лист дела 131-132).

    В экспертном заключении фото объекта исследования № 4 (илл. № 26) хорошо видно наличие большого количества веток и стеблей, именно они составляют основную массу исследуемого объекта. Согласно вышеуказанной Методике, эксперт при диагностике марихуаны должна была исследовать всю растительную массу, представленную на исследование, на наличие веток и фрагментов стеблей, однако этого не сделала.

    Эксперт не провела исследования всей представленной растительной массы на предмет какие части растения входят в её состав, поэтому размер наркотического средства «марихуана» определён неверно и является завышенным.

    Кроме того, метод хроматомасс-спектрометрии, который применила эксперт ФИО2, устанавливает лишь наличие ТГК. В этом случае нельзя утверждать, что представленная на исследование конопля пригодна для использования в качестве наркотического средства. Таким образом, эксперту ФИО2 следовало определить количественное содержание ТГК в объекте исследования № 4, и только в том случае, если его содержание составляет 0,5 % или выше, вывод эксперта об отнесении данного объекта к наркотическому средству «марихуана» можно было бы признать обоснованным.

    Таким образом, эксперт не учла все методические рекомендации, разработанные для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, не изучила специальную литературу, в результате её выводы не аргументированы.

    В материалах уголовного дела имеется Заключение специалиста кандидата биологических наук доцент кафедры экологии, ботаники и охраны природы ФГАОУ ВО «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П.Королева» ФИО4 о состоянии высушенного материала растений с участием конопли, которое также опровергает выводы государственной экспертизы.

    Таким образом, эксперты не учли все методические рекомендации для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, не изучили специальную литературу, при проведении экспертиз были нарушены утвержденные методики, в результате выводы экспертов не аргументированы.

    В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2016г., «необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования». Учитывая вышеизложенное, представленные заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017. не соответствуют в полной мере требованиям применяемых методик исследования наркотических средств и не соответствуют законодательным требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям, а именно: выполнение исследования на строго научной основе, всесторонность и полнота исследований. Эксперты не учли методические рекомендации, разработанные для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, в результате их выводы научно не обоснованы и не аргументированы. Заключения не соответствуют требованиям ст. 8 Закона ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2010 г., такие заключения эксперта следует считать необоснованными.

    Между тем, производство судебной экспертизы в государственных экспертных учреждениях должно отвечать требованиям специального отраслевого законодательства, регулирующего деятельность государственных экспертных учреждений (Закон № 73-ФЗ), включая ведомственные нормативно-инструктивные документы (Минздрава России, Минфина России, МВД России, Минюста России и др.), которыми должны руководствоваться государственные эксперты.

    По мнению независимых специалистов, ни одно из вышеуказанных заключений экспертов не может быть признано допустимым доказательством по уголовному делу и положено в основу обвинения.

    Недопустимым доказательство может быть признано заключение эксперта, если оно вызывает сомнение в своей научной обоснованности, что подтверждается судебной практикой, о чем прямо заявлено в Определении Военной коллегии Верховного Суда РФ от 27 декабря 1994 г.

    Конституция Российской Федерации в ч.2 ст.50 устанавливает более требование: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Таким образом, допустимость доказательства определяется его законностью.

    На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.75, 86, 88, 119, 120, 159, 198, 235 УПК РФ,

    П Р О Ш У С У Д:

    1. Исключить из числа допустимых доказательств по уголовному делу следующие доказательства обвинения: заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017.
    2. Приобщить к уголовному делу Заключение специалиста № 522 от 19.05.2017 г. Бюро независимой экспертизы, поскольку оно может иметь значение для оценки оснований для исключения доказательств и установления обстоятельств, обосновывающих ходатайство.

    Приложения: Заключение специалиста № 522 от 19.05.2017 г. Бюро независимой экспертизы

    Адвокат _______________________ А.П. Антонов

    Ссылка на основную публикацию